25-08-2013, 07:46 | Просмотров: 27 678; Техника
САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮ
Большое значение уделяется ката Сантин.
КАТА ГОДЗЮ-РЮ
САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮ

Сантин (кандзи: 三戦; катакана: サンチン) — дыхательно-медитативная ката, изучающаяся в таких стилях каратэ, как: Кёкусинкай, Годзю-рю, Уэти-рю, Рюэй-рю, Иссин-рю, Сито-рю, Хонсин-рю и Кусин-рю. Санчин - это одно из немногих ката, которое признается и практикуется во всех ведущих школах каратэ. В Санчине заложены физические и психологические принципы, составляющие неотъемлемую часть каратэ. Санчин закладывает базу для других упражнений, позволяет контролировать расслабление мышц и всеобщую концентрацию, помогает обрести физическое и психическое равновесие.
Санчин - название ката в Годзю-рю Карате, переводиться как "Три битвы".Битвы со слабостями и болезнями на трех физических уровнях: Гедан (ноги, таз, живот, нижняя часть спины),Чудан (грудь, ребра, спина),Дзедан (шея, плечевой пояс).Еще одна трактовка "Трех битв" - это объединить три составляющие человека: ум, тело и дух.

Зарождение Санчин
Ката Сантин имеет китайское происхождение: такое название и структуру имеют комплексы начального уровня в стилях ушу провинции Фуцзянь. На Окинаве эта ката впервые появилась в конце XIX века благодаря Канрё Хигаонне, патриарху стиля Наха-тэ. Мастер Хигаонна долгое время обучался китайскому ушу в Фучжоу и, вернувшись после долгого отсутствия на Окинаву, передал знания своим ученикам, в числе которых был будущий основатель Годзю-рю Тёдзюн Мияги. Ката Сантин стала неотъемлемой и самой важной частью стиля каратэ Мияги, а позже и основатель Кёкусинкай каратэ, Масутацу Ояма, также изучавший Годзю-рю включил кату Сантин в свой стиль.
Возникновение ката Cанчин датируется XIIIV – XIX веками и его корни находятся в китайских стилях у-шу(ву-шу), таких как фуцзяньские(район Фуцзянь, находящийся на юге Китая): Байхэ-цюань (Кулак белого журавля), Лун-цюань (Кулак дракона), Ху-цюань (Кулак тигра), Лохань-цюань (Кулах архата), Цзиньши-цюань (Кулак льва) и прочие. Естественно варианты исполнения различны, но суть одна — сформировать структуру тела для того, чтобы развивать и объединять три уровня, а также три энергетических центра: танден(низ живота), сюйгецу(солнечное сплетение) и верхний центр(локально расположенный в области горла).

"Ката Сантин следует выполнять по 30 раз в день; если бы кто-то отрабатывал эту кату всю свою жизнь, то у него практически не было бы необходимости учить что-либо ещё - в Сантине есть всё"

-Тёдзюн Мияги о Санчин

Сейчас ката Санчин очень отличается от того, что было принесено Сэнсеем Хигаонна из Китая. Например изначально это ката исполнялось с открытыми ладонями(нукитэ), похожий вариант существует в стиле Уэчи Рю. Сэнсей Мияги Тюдзюн (Чуджун Мияги) привнес много нового. Например исходя из принципа от простого к сложному и принимая во внимание приверженность окинавцев ударам кулаком в макивару, решил, что будет целесообразнее выполнять Санчин с руками, сжатыми в кулак. Правда ушла хлесткость в исполнении удара, которая присуща китайскому варианту. Кроме того Тюдзюн Мияги ввел короткую форму Санчин, на три шага и подозреваю, что он также руководствовался принципом «от простого к сложному». Также бытует версия, что Мияги страдал заболеванием дыхательной системы, поэтому все изменения были основаны на его личных физических недостатках, хотя это очень маловероятно.

В каратэ Годзю-рю имеется два варианта этого ката: Сантин (Тёдзюн Мияги) (или Сантин-дайити) (яп. 三戦 - Sanchin ). Сантин (Канрио Хигаонна) (или Сантин-дайни). Сантин Названия, перевод и значение ката и бункай в Годзю-рю. САНТИН - "Три схватки", «Три битвы», «Три фразы». Энергетическая ката c жестким дыханием и напряжением всех мышц в момент выдоха. Есть второй вариант данной ката, более длинный - на девять шагов вперед с разворотом на 180 градусов после каждого третьего шага, и три шага назад.Но в свое время Т.Мияги "упростил" его до трех шагов вперед и столько же назад. А изначально, во время Канрё Хигаонны, ката "Сантин" выполнялась с открытыми ладонями. Сантин представляет собой ката, которая в отличие от остальных, за исключением Тэнсё, выполняется не с боевой скоростью, а в относительно медленном темпе, с постоянным напряжением всех мышц. Все движения сопровождаются глубоким дыханием. Выполнение ката Сантин способствует развитию физической силы, выносливости и контролю дыхания.

Элементы ката
мусуби дати
сантин дати
моротэ ути укэ
Ибуки
тюдан цуки
тюдан йохон нукитэ
маэ маваси укэ

Ибуки (яп. いぶき — дыхание) — это жёсткое силовое дыхание, назначение которого — максимальная концентрация бойца. Механически — это медленный, но очень мощный силовой выдох низом живота, имеющий также звуковое сопровождение (как правило «киай», «осу»). По мере выдыхания (вытеснения) воздуха происходит значительное напряжение мышц брюшного пресса. В заключительной стадии дыхания, когда возникает ощущение того, что уже весь воздух вышел, остатки воздуха практически принудительно «выкашливаются» бойцом. В итоге боец, выполнивший правильно данное дыхание, выдерживает, без последствий для внутренних органов, значительные по силе удары, особенно в область живота.

Классическое упражнение в карате — боец встаёт в стойку сантин-дати, выполняет дыхание ибуки с постановкой рук в морото-ути-укэ, после чего тренер или старший ученик довольно значительно, по силе, бьют ногой прямой удар мае-гери в живот. Если сила удара слабая или средняя по значению, боец так и остаётся стоять в этой стойке. Кинетическая энергия бьющей ноги гасится статикой положения тела и напряжением мышц живота. Если удар значителен, по силе, то боец практически отскакивает назад, но не сам, а его отбрасывает сила удара, но в итоге он всё равно остаётся в том положении в каком он пребывал до проведения удара.

Варианты выполнения ката.
Сантин-дай-ити (Канрё Хигаонна)
Удары наносятся кончиками пальцев (нукитэ) и схема передвижения представляет собой три шага вперёд, разворот, снова три шага вперёд и разворот, а вдохи и выдохи жестче, чем во втором варианте.
Сантин-дай-ни (Тёдзюн Мияги)
Удары наносятся кулаком (сэйкэн) и схема передвижения уже несколько отличается - три шага вперёд и три шага назад, а вдохи и выдохи более мягче.


Особенности выполнения
Все элементы ката выполняются с изометрическим напряжением, жестким силовым дыханием и полнейшей сосредоточенностью.


Интересные факты
Китайское звучание Санчин в каждой провинции разное: "саамчин", "саньтьен" или "саньчжань" и является общей ката для пяти различных стилевых направлений ушу журавля в провинции Фучжоу: стиль дракона, тигра, собаки, стиль архата (лохань или кулак монаха) и стиль льва.

Ката Санчин относится к направлению Наха-тэ, которое основал Сэнсей Канрио Хигаионна(Хигасионна).

Санчин ката входит в раздел "Хейшугата". Литературный перевод слова "хейшугата" означает «ката, выполняемое со сжатыми кулаками», однако, это не точное контекстное употребление данного термина. На самом же деле под термином "хейшугата" понимается состояние постоянного напряжения на протяжении всего ката, которое способствует своеобразному замыканию или сокращению мышц. В ката Сантин все мышцы тела находятся в постоянном напряжении, при этом вся сила сосредоточена в области тандэн; мышцы расслабляются только в момент завершения выполнения ката.
Бункай ката Санчин разбирается через изучение боевой стойки (дачи), положения рук (камаэ), а также передвижений, перемещений, поворотов, уклонов корпуса. На этом этапе ученик изучает технику нанесения ударов, сохранение равновесия, учиться осознавать свой центр тяжести, учится смотреть, дышать, стоять, ходить, бить и блокировать, прилипать к противнику… Не зря говорят: «В Санчине есть все», «Несколько лет ежедневных усилий, и она (эта ката) начинает дарить вам необычные ощущения и сверхъестественные возможности».
САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮ
Санчин
(Три битвы в стойке)
Санчин-это классическая позиция Годзю-Рю. Она используется во всех ката и является отправной точкой большинства ката, часто используется в качестве первых трех moves.Many студенты часто путают с Санчин и интересно, что боевые действия приложений. Это, наверное, неправильный взгляд на ката. Санчин, вероятно, было ци гун (энергетические упражнения), ката изначально. Его цель разработать дыхание, баланс и осанку (отсюда три сражения).

В рамках этой Троицы очень много уроков, и Санчин следует считать обучение ката/позиция. В Санчин является элементами для всех других техник каратэ следовательно, имеет важное значение. Это двигатель, который приводит в технике и должны рассматриваться как " под ключ " или фундаментальной формой.развитое

Дыхание; " все это дыхание", как говорят китайцы. Хорошее дыхание развивает выносливость и силу и развитое тело для боя. Китайцы также верили, что ты дыхание может генерировать энергию ци и распространить его по всем меридианам тела. Это дыхание, и энергия ци будет использовались в старые времена для обучения " железной рубашке " - способности выдерживать удары. Сегодня у нас разный взгляд на то, как помогает дыхание, но принципы остаются прежними.

Баланс - это больше, чем просто очевидный центр стабильности и, вероятно, относится к равновесию ци по всему телу. Это, вероятно, также метафоры для баланса в течение вашего обучения и жизни. Баланс группы мышц, для правильной доставки питания. Равновесие разума в оценке ситуации. Баланс сокращения и расслабления или " изометрических чертежей", как мы называем это сегодня.

Осанка - также считалось, что без хорошей осанки ЦИ не может течь. Это имеет смысл, т.к. без надлежащего согласования, тело не может работать с максимальной эффективностью. Санчин полна 'критический угол' позы, которые влияют на силы/энергии (ци), все движется.
САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮ
Думаю, Санчин, как духовное, физическое и эмоциональное обучение Ката, и она может привести вас к контролю над жизнью и временем, чтобы освоить каратэ и наслаждаться процессом.

Кихон Ката Санчин

Санчин 三戦 - «Три битвы».
Мастер Канрё Хигаонна привез данное Ката на Окинаву в конце 19-го века. Название Санчин можно перевести как «Три битвы», поле битвы — Разум, Тело и Дух.

Санчин можно назвать медитацией в движении, ката с полным сосредоточением внимания, контролируется три аспекта:

правильность движений и стоек,
правильность дыхания Ян (дыхания за счет диафрагмы и мышц живота),
своевременное напряжение и расслабление мышц.
Во время исполнения Ката инструктора или старшие ученики проверяют (Санчин Симэ) правильность стоек, движений, напряжение мышц, нанося удары по телу и создавая сопротивление движениям исполняющему Ката Санчин.

Правильное исполнение Ката делает тело крепче, создает броню из мускулатуры («железная рубашка»), развивает силу духа и улучшает здоровье, оно так же готовит человека к изучению и практике остальных Ката Годзю-Рю. Все Ката Годзю-рю связаны с Санчин.

Сенаха Шигетоши о Санчин.

Санчин является основным ката Годзю-Рю, и является также, визитной карточкой, выражающей характеристики этого стиля каратэ. Целью Санчин является выработка правильного положения тела, целостности положения и обеспечение «эластичности» дыхания.

Гармония тела, дыхания и движения, в Санчин, укрепляя внутренние органы, создавая мощную мускулатуру, повышая выносливость и физическую силу, развивает прочную скелетную структуру и боевой дух. Наиболее важным элементом ката Санчин является брюшное дыхание, которое заключается в совмещении работы мышц диафрагмы с глубоким дыханием. Вдох, производимый через нос, заключается в заполнении плевры воздухом и создании ощущения мягкого вталкивания этого воздуха в нижнюю часть живота или Тандэн (подчревная область ниже пупка), за счет использования мышц брюшной полости и диафрагмы. Вдыхаемый воздух должен быть выпущен через полуоткрытый рот, без использования мышц грудной клетки или горла, а лишь за счет силы, создаваемой низом живота, должно быть ощущение выдавливания воздуха из области Тандэн. Во время такого дыхания, абсолютно запрещено создавать излишнее напряжение. Нужно быть осторожным, чтобы чрезмерное напряжение не привело к увеличению артериального давления и невозможности восстановления из процесса Санчин. Создается усилие на верхнюю часть копчика, принимается стойка с поданными вперед бедрами, за счет изгиба в тазовой области и напряжения сфинктера и ягодиц. Должно создаваться ощущение, что сфинктер непосредственно связан с нижней частью живота.

О дыхании «Инь» и «Ян».

Философия Инь и Ян существует и в дыхании. Когда кто-то обжигает палец – он дует на него чтобы охладить, возникающее при этом быстрое грудное дыхание – это дыхание «Инь». С другой стороны, брюшное дыхание, которым вы пытаетесь согреть руки в холодную погоду – это дыхание «Ян». Дыхание в боевых искусствах – всегда дыхание «Ян». Это «боевое» дыхание заключается в долгом выдохе и коротком вдохе.

При выполнении ката Санчин, сначала производится долгий выдох одновременно с принятием позиции готовности (Учи-Хачидзи Дачи), затем выдерживается пауза в 3 секунды перед глубоким вдохом, следующий выдох производится одновременно с выходом в первую позицию ката Санчин (стойка Санчин + двойной блок Чудан Укэ).


САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮhttp://www.uchinadi-kan.org/kata/katalist.html
Сантин - "Три Сражения / Конфликты"
Один из двух "heishu" Ката Годзю-рю, Сантин , вероятно, наиболее недооцененных Ката во всех каратэ. Напротив, это, вероятно, самым ценным учения в Годзю-рю. Как и другие Ката Годзю-рю, Сантин можно найти в нескольких китайских искусств ( Сан янв ), особенно южных стилей, включая четырех стилей Crane бокса, Dragon бокса, Tiger Boxing, Lion бокса, собаки или Ground бокса и преподобного кулак. Сантин имеет такие аспекты, как глубокого, диафрагмального дыхания, найденные во многих внутренних искусств, а также внешние атрибуты, как механического выравнивания и мышечной силы. Потому что многие мастера боевых искусств практически не имеют представления о подлинной истории и характера китайского искусства, из которого окинавского Годзю-рю имеет свои корни, Сантин стал немного больше, чем изометрической форме выступал с опасной напряженности и неправомерных дыхательные техники.

Оригинальный Сантин что Хигаонна Сенсей узнал от RuRuKo (1852-1930) был выполнен с открытыми руками и с меньшим акцентом на сокращение мышц и «Энергетик» дыхания. не С изменениями, вызванными императора Мэйдзи (Мэйдзи Период 1888-1912), Хигаонна Сенсей изменилось открытые руки, чтобы сжатыми кулаками, как военного смысла уже не было подчеркнуто. Позже Мияги снова изменить ката только в шаблон. Сантин переводится как "3 Battles» или «3» конфликтов. Это имеет много значений. Сначала это относится к борьбе за контроль тело под физической усталости. С усталости ум начинает терять фокус и тем самым дух начинает уменьшаться, а также. Поэтому Сантин развивает дисциплину, определение, фокус, настойчивость и другие психические атрибуты. Китайцы относятся к этому как Шен (дух), Шин (ум) и Ли (тела). Другая возможная интерпретация относится к «Трех Горелки» тела как описано в традиционной китайской медицине (ТКМ).


КАТА САНЧИН http://www.shitoryu.narod.ru/shitoryu/bibliotek/sanchin.htm

|Секреты ката|Система проверки|Исполнение ката


Ката санчин относится к направлению НАХАТЭ мастера Канрё Хигаонна. Во многих школах каратэдо эта ката считается фундаментом всей системы каратэ и в большинстве случаев изучается в самом начале обучения. По легендам, старые мастера настаивали на том, что без должной проработки этого комплекса нельзя переходить к изучению других ката.
Мабуни сэнсэй относил ката санчин к основам - кихон, формирующим правильные навыки, форму и сущность движений. В своей книги «Кобо дзидзай госин-дзюцу каратэ кэмпо» он писал:
«В изучении каратэ чрезвычайно важны базовые движения. Они являются основой всех ката каратэ и облегчают овладение более сложными ката категории «кайсю» (соединение в комбинациях нескольких приёмов нападения и защиты). Кроме того, с точки зрения физической культуры, базовые движения дают массу положительных эффектов: во-первых, закаляя мышцы, они сохраняют уровень физической силы и позволяют хорошо развивать тело и взрастить воинский дух; во-вторых, они формируют гармоничное единство дыхательного процесса – вдохов и выдохов – с напряжением и расслаблением мышц; в третьих, они позволяют развить способность выдерживать удары противника.
В психологическом же отношении активная работа сознания тренирует психику: развивает наблюдательность, проницательность и умение мыслить и позволяет воспитать личность, обладающую большим достоинством. Поэтому для изучающего каратэ самыми нужными и важными являются как раз первые тренировки. Тренироваться нужно спокойно, в спокойном уравновешенном состоянии сознания. Дело в том, что если позиции и движения будут нехороши и войдут в привычку, исправить их будет очень сложно».
В буквальном переводе слово «санчин» означает «три битвы». Существует несколько объяснений такого названия. Согласно одному из них, под «тремя битвами» имеются в виду три этапа в постижении этого ката. Первый этап – развитие сильного, здорового тела, способного выдержать тренировки, необходимые для овладения каратэ. Второй этап – достижение автоматизма в исполнении движений ката. Ученик должен полностью осознавать происходящее вокруг, но собственные мысли не должны его отвлекать. Наконец, третий этап – достижение единства духа и тела.
В другой трактовке, «три битвы» - это битвы за установление контроля над тремя центрами: нижним, локализованным в нескольких сантиметрах ниже пупка «тандэн»; средним, локализованным в области солнечного сплетения «суйгэцу», и верхним, локализованным в области горла. Считается, что пока каратист не научиться контролировать эти центры ки и не объединит их, он не сможет овладеть ходьбой и дыханием.
Следует отметить, что санчин изучается не только в каратэ. Такие фуцзяньские стили ушу как Байхэ-цюань (Кулак белого журавля), Лун-цюань (Кулак дракона), Ху-цюань (Кулак тигра), Лохань-цюань (Кулах архата), Цзиньши-цюань (Кулак льва) и др. также включают в свои программы различные варианты этого ката. В Китае его, в зависимости от диалекта, называют «саамчин», «саньтьен» или «саньчжань». Это ещё раз подчёркивает китайское происхождение комплекса.
Достоверно неизвестно то, как выглядело ката санчин первоначально. Ученики мастера Мияги Тёдзюна утверждают, что он привнёс много нового в способ выполнения санчин по сравнению с вариантом, которому учил Хигасионна Канрё, якобы выполняя все прямые удары кончиками пальцев (нукитэ). Мияги, стремясь организовать обучение в соответствии с принципом перехода от простого к сложному, и принимая во внимание приверженность окинавцев ударам кулаком в макивару, решил, что будет целесообразнее выполнять санчин с руками, сжатыми в кулак.
Исторические свидетельства позволяют датировать появление ката санчин XVIII-XIX вв. Многие окинавские мастера твердо убеждены, что ката санчин напрямую восходит к таким практикам цигун, как трансформация сухожилий (яп. Эккин) и омовение костного мозга (яп. Сэндзуй), которые, якобы, Бодхидхарма преподал шаолиньским монахам. Однако с исторической точки зрения их уверенность абсолютно безосновательна. Система Эккин кико используется для установления контроля над циркуляцией ки по меридианам и далее по всему телу, а Сэндзуй кико - для поднятия ки вверх по позвоночному столбу.
Выделяют 5 составляющих правильного исполнения ката санчин, которые впрочем, приложимы к любому ката каратэ.
Первая составляющая – правильная стойка и правильные базовые движения.
Вторая - развитие сильного, жесткого тела, способного выдерживать мощные удары в большинство областей, даже в солнечное сплетение. Эта способность зависит от правильности техники, которая заключается в максимальном сжатии межреберных промежутков, чтобы все внутренние органы оказались прикрытыми сплошным жестким каркасом ребер, и уровня овла­дения напряжением мышцы.
Третья составляющая - постановка правильного дыхания. Дыхание - это связующая нить между телом и психикой. На физическом уровне правильное дыхание помогает развитию необходимого напряжения мышц, на психическом - позволяет обратиться внутрь себя, установить контроль над собственным сознанием.
Четвертая составляющая - взгляд. Глаза - это еще одно связующее звено между телом и психикой, а также основной источник получения информации об окружающем мире. Известно, что степень концентрации сознания в немалой степени зависит от правильной постановки взгляда. Кроме того, глаза должны излучать холодную, тигриную ярость.

САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮ
Переднесрединный меридиан Жень –май.


САНТИН (三戦 - Sanchin ) КАТА ГОДЗЮ-РЮ
Заднесрединный меридиан Ду –май.

И, наконец, пятая составляющая - концентрация. Во-первых, полная концентрация внимания на выполнении задания необходима для достижения совершенства в физических аспектах ката. Во-вторых, только благодаря полной концентрации внимания при выполнении ката можно достичь единства тела и духа. В-третьих, концентрация внимания - необходимое условие вхождения в медитативное состояние. При выполнении ката санчин многие мастера считают также, что необходимо научиться контролировать ток ки по двум важнейшим меридианам человеческого тела: переднесрединному кит. жень-май (яп. ниммяку-кэй) и заднесрединному кит. ду-май (яп. токумяку-кэй). Это достигается посредством регулирования дыхания, положения тела и правильных мышечных усилий. Кроме того, наставники часто прикасаются к энергетическим центрам ученика и меридианам, по которым течет энергия, чтобы активировать энергию и облегчить овладение навыком управления ки. Огромное значение имеет правильное положение тела. Таз выдвинут вперед для того, чтобы устранить прогиб поясницы. Это позволяет ки течь свободно, поднимаясь прямо вверх по спине по меридиану токумяку-кэй. Подбородок дол­жен быть прижат так, чтобы он находился над яремной ямкой. Благодаря этому в шейном отделе позвоночника устраняется естественный изгиб, и он становится на одну линию со спиной. Весь позвоночник максимально выпрямляется и тянется вверх, словно вас подвесили за ма­кушку. Кончик языка должен быть прижат к верхнему небу над самыми зубами. Так обеспечивается замыкание меридианов токумяку-кэй и ниммяку-кэй.Традиционно при вдохе рекомендуют визуализировать прохождение ки вниз по переднесрединному меридиану ниммяку-кэй к области тандэн. Живот при этом немного раздувается. Это движение должно быть очень небольшим, едва видимым глазу. Это легкое расширение помогает провести ки в самый низ живота. Когда вдох достиг предела, таз делает небольшой поворот назад. Опять-таки, это движение должно быть очень небольшим, едва заметным. Одновременно с этим нужно представлять, как ки описывает полукруг по животу: вниз от тандэна, затем вверх к основанию позвоночника. Это конечная фаза вдоха. Легкое движение таза помогает вести ки из тандэна в низ живота к основанию позвоночника. Во время выдоха ведите ки вверх по меридиану токумяку-кэй. Сожмите анальный сфинктер и сфинктер мочевого пузыря, напрягите мышцы малого таза и область живота от лобка до пупка. Эти действия (так называемый «нижний замок») помогают заставить ки подниматься по спине вверх по меридиану токумяку-кэй. К концу выдоха ци направляется вокруг головы к носу и затем к языку. Этим завершается один цикл и начинается новый. Этот тип дыхания можно использовать во всех «долгих дыханиях» в этом ката. Однако в санчин есть также несколько «коротких дыханий». При их выполнении не нужно точно визуализировать движения ки по телу, важнее чувствовать, как она проходит по меридианам ниммяку-кэй и токумяку-кэй. Стоит отметить, что во всех версиях ката санчин структурировано таким образом, чтобы максимально облегчить контроль над током энергии. Ката можно разделить на несколько циклов.
Первый цикл включает подтягивание руки к себе (хикитэ) и вдох, вытягивание руки вперед (цуки) и выдох, двойной блок изнутри наружу рётэ тюдан ёко укэ (моротэ удэ укэ) - вдох-выдох. Следующий цикл: несколько повторяющихся одинаковых, простых быстрых движений руками (нукитэ) на месте в сочетании с дыхательными циклами. Завершает ката третий цикл, представляющий собой сочетание дыхательных циклов с довольно сложными быстрыми движениями рук - круговым блоком маваси укэ. Короткие выдохи в конце ката используются для того, чтобы прогнать ки по малому кругу и поместить ее в тандэн. Таким образом, ката санчин структурировано по принципу перехода от простого к сложному.
В некоторых (не во всех) стилях каратэ при выполнении ката санчин используется динамическое напряжение. Его использование объясняется двумя причинами. Во-первых, напряжение мышц в сочетании с тренировкой цигун способствует выведению ки в суставы и ближе к поверхности туловища. Когда же мышцы расслабляются, ки начинает циркулировать по всему телу. Таким образом, динамическое напряжение служит средством повышения эффективности энергетической тренировки. Вторая причина использования динамического напряжения - стремление заставить ки подниматься по позвоночнику.

Система проверки правильного напряжения мышц при выполнении ката санчин. Существует система проверки правильного напряжения мышц при выполнении ката санчин. Приведём порядок проведения проверки сжатия мышц - симэ, используемый в стиле годзюрю: 1. После поклона каратистов друг другу проверяющий (условно "сэнсэй") заходит сзади и, прежде всего, проверяет, прижаты ли внутренние рёбра ступней к полу, а потом делает то же самое с внешними рёбрами. 2. Взяв ученика за щиколотки, "сэнсэй" помогает ему "укоренить" стопы, закрепить позицию, почувствовать силу своих ног. 3. "Сэнсэй" подходит к ученику спереди и проверяет, правильно ли согнуто колено передней ноги. Затем, чтобы проконтролировать напряжение ног, ставит свою стопу перед стопой исполнителя и медленно и аккуратно надавливает своим коленом на его колено. Если мышцы ног напряжены достаточно, нога не поддастся. 4. "Сэнсэй" заходит сзади и наносит два-три шлепка подряд по бёдрам ученика для того, чтобы проверить, напряжены ли их мышцы. 5. Точно так же наносятся шлепки по верхней части ягодичных мышц. 6. "Сэнсэй" наносит (для начала медленно!) удар ногой промеж ног ученика. Стопа должна идти прямо снизу, поскольку при ином выполнении приёма гениталии будут задеты в любом случае. 7. "Сэнсэй" несильно тыкает кончиками пальцев в нижнюю часть живота (тандэн) и давит ими некоторое время, дабы удостовериться, что напряжение мышц живота не спадает. 8. "Сэнсэй" проверяет, выпрямлен ли позвоночник исполнителя ката. Для этого он скользит рукой от затылка до копчика. "Впадин" быть не должно. 9. Затем "сэнсэй" кладет руки на плечи ученику, чтобы тот приготовился выдержать некоторое напряжение, и хлопает по ним сверху. В этот момент испытуемый должен максимально напрячься. Руки "испытателя" при хлопке движутся прямо вниз, таз опускается, чтобы ученик почувствовал, прежде всего, давление, а не удар. 10. "Сэнсэй" ещё раз проверяет, выровнен ли позвоночник. 11. Когда ученик выводит руки в удар, "сэнсэй" подставляет с самого начала движения ладонь прямо напротив кулака и оказывает сопротивление, но не слишком сильно. Ученик должен сохранять равновесие и не проваливаться, если неожиданно убрать препятствие. Вторая рука наставника при этом придерживает другую руку испытуемого. 12. "Сэнсэй" оказывает сопротивление рукам исполнителя, когда тот возвращает их в позицию чудан камаэ. 13. Когда исполнитель переходит к выполнению сукуй укэ (защиты двумя руками), "сэнсэй" проделывает то же самое. При этом его сопротивление направлено не навстречу кончикам пальцев, а к рёбрам и основаниям ладоней. Иными словами, в конечном положении, когда ладони ученика направлены вниз, сопротивление идёт спереди и сбоку (во время трех разных повторов блока). 14. Точно так же "сэнсэй" оказывает сопротивление и при исполнении маваси укэ ("круговой блок"). 15. "Сэнсэй" должен следить за покраснением кожи испытуемого. При этом не должно быть значительного покраснения кожи лица, а удары не должны вызывать видимого эффекта. "Испытатель" должен также следить за тем, чтобы дыхание исполнителя было скоординировано с движениями. 16. "Сэнсэй" должен дать "продышаться" ученику и проконтролировать его состояние. Во многих стилях каратэ наставники полагают, что чрезмерное динамическое напряжение, натуживание, напряжённое дыхание потенциально очень опасно. Эти техники нельзя использовать, если рядом нет опытного инструктора, знакомого со всеми тонкостями практики ката санчин. Поэтому, например, в стиле сито-рю динамическое напряжение не используется, и его заменяет легкое связующее "растяжение" при выполнении движений. Считается, что такой метод медленнее приносит плоды, но зато он гораздо безопаснее. После многих лет интенсивного тренинга исполнение ката санчин приблизится к совершенству, а каратист научится использовать свое сознание и тело в соответствии с принципами "жесткости" и "мягкости". Он станет внутренне расслабленным и гибким, в то время как его тело будет полным силы и твердым, как гранит. Мастер высокого класса при исполнении санчин полностью контролирует свое сознание и каждую мышцу тела, сохраняет спокойствие и устойчивость в каждой позиции. В таком состоянии он готов к любому нападению. Овладев правильной стойкой, окрепнув физически и психически, каратист обретает непоколебимое физическое и психическое равновесие и становится способен использовать в одном единственном движении всю свою физическую и психическую энергию. На Дальнем Востоке считают, что для всего существует "правильный" способ - ката. Правильное воинское искусство означает правильную ходьбу, дыхание, координацию и контроль жизненной энергии ки, семени - цзин (яп. сэй) и духа-шэнь (яп. син), тактику и стратегию. Говорят, что, когда овладеешь первыми двумя элементами, остальные займут свои места сами собой. А санчин - как раз такое упражнение, которое учит правильному способу ходьбы и дыхания. Его нужно выполнять, чтобы найти свой собственный путь к другим указанным элементам. Китайские мастера говорят: "Когда овладеешь Санчин, боевое искусство будет правильным. В ката Санчин возможны некоторые вариации. Важно лишь, чтобы тренировка позволила ученику достичь поставленной цели".

Особое место в практике каратэ Годзю-рю занимает ката Санчин — «Три битвы». Недаром основателю этой школы, одному из лучших мастеров каратэ Окинавы XX в. Мияги Тёдзюну (1888-1953) приписывают слова: «Каратэ школы Годзю-рю начинается и заканчивается ката Санчин». Действительно, все без исключения мастера Годзю-рю заявляли и заявляют о том, что основой методики Мияги было именно это ката. Как зафиксировано в лекциях, которые Мияги читал в Киото в 1936 г., к базовым формальным комплексам (кихон-ката) каратэ «относятся прежде всего Санчин, Тэнсё и Найхантин, целью которых является формирование мощной структуры тела и укрепление боевого духа посредством гармонизации дыхания и силы в правильной позиции». Его последователи утверждают, что мастер не уставал повторять: «Это ката необходимо выполнять по 30 раз в день. Если бы кто-то отрабатывал эту форму всю свою жизнь, то ему не нужно было бы изучать ещё что-либо. В Санчине есть всё». В том направлении каратэ, которое Мияги унаследовал от своего учителя Хигасионны Канрё (1853-1915), новички начинают изучать данный комплекс, как только освоят правильные передвижения в стойках и простейшие технические действия, и продолжают каждодневно совершенствоваться в его исполнении всю жизнь, даже став мастерами. «Что же такого привлекательного и ценного в комплексе, в котором используется только одна-единственная стойка, а количество технических действий не достигает и десятка»? — спросит читатель, не знакомый с Годзю-рю. Ну, что же, постараемся ответить на этот вопрос.

«Три года только Санчина»
Часто можно прочитать, что ученики Мияги Тёдзюна утверждали, что мастер заставлял новичков в течение целых трех лет повторять только упражнения разделов юби-ундо (разминка, основанная на движениях из ката), ходзё-ундо (укрепляющие упражнения с тяжестями), кихон-вадза (базовая техника) и ката Санчин. Это, якобы, должно было укрепить адептов и духовно, и физически. На первый взгляд, ничего особенно странного и подозрительного в этих утверждениях нет — уж очень мы привыкли к рассказам о сверхнагрузках, которым, якобы, подвергали себя мастера прошлого. Ну, а если задуматься? Во-первых, осмелюсь предположить, что изо дня в день по часу или два на протяжении трёх лет повторять одни и те же движения могут, пожалуй, только роботы. Это ж какая сила мотивации должна быть у человека, какая устойчивость психики! Если такое кому-то и под силу, то только взрослым людям, хорошо знающим, что они хотят. Конечно, в принципе, ничего невозможного в этом нет: я сам на протяжении двух лет после каждой тренировки по 4-5 раз повторял ката Санчин и продолжаю повторять его сейчас, хотя и в менее активном режиме, и все же сомнительно, чтобы такая методика была стандартной. Например, возникает вопрос: как же такую методу выдерживали 14-16 летние учащиеся Коммерческого училища г. Наха (Наха сёгё кото гакко), которым преподавал каратэ Мияги? Вряд ли, он и их тренировал в соответствии с «традициями». Другой пример, вызывающий недоумение: Мияги совсем недолго пробыл на Гаваях и в Японии, где преподавал каратэ. Не знаю, как гавайцы, а из японских учеников Мияги вышло немало мастеров, которые знали все 13 ката школы Годзю-рю. Что же, получается, что мастер создал для них «ускоренный курс», нарушил «методу»? Размышляя над этими фактами, я пришел к выводу, что, скорее всего, ката Сантин, при всем его огромном значении, все же не посвящали так много времени, как об этом часто рассказывают. Прямое подтверждение своей догадке я нашёл в интервью, которое взял у Тогути Сэйкити, чьими учителями были Хига Сэйко и Мияги Тёдзюн, представитель организации Сёрэйкан в США Скот Ленци. На вопрос, правда ли в додзё Мияги ученики так долго изучали Санчин, Тогути с улыбкой ответил: «На самом деле нет. Да, Мияги заострял внимание на том, как важно повторять Санчин, и всё». Итак, «три года только Санчина» в начале обучения — всего лишь миф, рожденный людской молвой и желанием преувеличить суровость тренинга Мияги, что-то вроде "…а вдоль дороги мёртвые с косами стоят". К сожалению, подобные мифы мешают нам разобраться, какая же методика на самом деле использовалась окинавскими мастерами, в частности Мияги Тёдзюном, в первой воловине ХХ в.

Версии Хигасионны и Мияги

Занимаясь историей каратэ, убеждаешься, что выяснить, что представляло собой это боевое искусство в XIX в., практически невозможно. Слишком мало у нас имеется материалов, слишком много воды утекло, слишком многое в каратэ изменилось. Точно так же достоверно неизвестно и то, как выглядело ката Сантин первоначально. Ученики Мияги утверждают, что он привнёс много нового в способ выполнения Санчина по сравнению с вариантом, которому учил Хигасионна Канрё. Хигасионна, якобы, выполнял все прямые удары кончиками пальцев (нукитэ), а Мияги, стремясь организовать обучение в соответствие с принципом перехода от простого к сложному и принимая во внимание приверженность окинавцев ударам кулаком в макивару, решил, что будет целесообразнее выполнять Санчин с руками, сжатыми в кулаки. С другой стороны, Кёда Дзюхацу, один из лучших учеников Хигасионны и основатель школы Тоон-рю («Школа Хигасионны»), утверждал, что его учитель не настаивал на едином способе выполнения ударов и предлагал ученикам на выбор прямые удары кулаком или кончиками пальцев. Впрочем, и Кёда, и Мияги предпочитали сжатые кулаки. Есть неясность и в вопросе, как изначально выглядела сама стойка санчин, которая используется в одноименном ката. Так, если Мияги настаивал на том, что стопы необходимо держать подвёрнутыми внутрь, то Кёда выполнял эту позицию более свободно, со стопами практически параллельно друг другу. Впрочем, от современных мастеров Годзю-рю мне приходилось слышать, что с ростом мастерства позиция может менять свои очертания, стопы постепенно разворачиваются параллельно, и каратист перестает напоминать косолапого мишку. Связано это, прежде всего, с тем, что человек, научившись держать напряжёнными внутренние мышцы бёдер, ягодицы и живот, может позволить себе такую «вольность», поскольку и без сохранения прежней формы позиции максимально «закрывает» все уязвимые зоны своего тела. Другое новшество, которое приписывают Мияги, — введение новой схемы передвижений. В версии Хигасионны каратист делал 3 шага вперёд, затем разворачивался, вновь делал 3 шага вперёд, опять разворачивался и заканчивал комплекс. Получалось, что в ката представлены только шаги вперед и совсем нет шагов назад. В варианте ката Сантин Мияги делают 3 шага вперёд и столько же в обратном направлении. Варианты Хигасионны и Мияги (в настоящее время в некоторых ветвях Годзю-рю, сохраняющих оба варианта, версию Мияги именуют «Санчин-дай-ити» — «Санчин № 1» — или просто «Санчин», а версию Хигасионны — «Санчин-дай-ни» — «Сантин № 2») отличаются также началом. В варианте Хигасионны каратист после поклона принимает стойку хэйко-дати (стопы параллельно на ширине плеч), руки перед собой и сжаты в кулаки, а в варианте Мияги ката начинается с принятия стандартной для окинавского Годзю-рю позиции Ёй — ладони раскрыты и располагаются одна на другой перед пахом, ноги находятся в положении мусуби-дати (пятки вместе, носки врозь). Примечательно, что все ката окинавского Годзю-рю начинаются с первого положения, тогда как «японцы» (т.е. представители японской ветви школы) предпочитают вариант Хигаонны. Как рассказал мне английский мастер Боб Ганибал, Мияги Тёдзюн первоначально преподавал вариант Хигасионна, но перед второй мировой войной, якобы, решил ввести более «агрессивный» вариант со сжатыми кулаками. Поэтому-то ученики Мияги, занимавшиеся у него в разное время, и передают разные варианты ката Санчин. Наконец, варианты Хигасионны и Мияги отличаются постановкой дыхания. Как утверждает один из ведущих мастеров Годзю-рю современности Хигаонна Морио, Хигасионна Канрё рекомендовал использовать в этом ката достаточно резкие вдохи и выдохи, тогда как его ученик Мияги, акцентируя оздоровительный аспект тренинга, настаивал на том, что дышать нужно несколько мягче и медленнее. От исследователя истории каратэ Джо Свифта, я узнал, что ходили слухи, будто Мияги страдал астмой и потому не мог дышать так резко, как Хигасионна. Сам я думаю, что это только домысел, но он позволяет нам взглянуть на данный аспект Санчин-ката под несколько иным углом зрения.


Проверку Санчин проводит Хития Ёсио. Ката выполняет Тору Кадэкару


В Санчине есть всё!

Я уже приводил слова Мияги Тёдзюна: «В Санчине есть всё». А что, собственно, есть это «все»? Давайте попробуем разобраться, что дает нам практика ката Санчин.

Действие
Подразумеваемый эффект

№ 1
Действие: Готовимся выполнять ката, выпрямляем спину.
Подразумеваемый эффект: Тренируем устойчивость и равновесие. Даже мельчайших колебаний тела быть не должно.

№ 2
Действие: Становимся таким образом, чтобы колени были направлены навстречу друг другу, а стопа передней ноги повернута чуть внутрь, под углом 15-20° по отношению к линии атаки. Напрягаем внутренние мышцы бедра и ягодичные мышцы, чтобы закрыть гениталии от возможных атак ногами (ноги согнуты в коленях, но расстояние между ними остаётся таким, чтобы было удобно стоять).
Подразумеваемый эффект: Даже развернувшись в «фас», то есть так, как и выполняется ката, мы имеем возможность «собрать» своё тело так, что при ударе снизу нога противника не достанет до нашего паха. Мне доводилось слышать о том, будто мастера каратэ прошлого умели «втягивать в себя» яички. Я в это не верю. Думаю, что на самом деле таз просто-напросто подворачивается вперёд, при этом внутренние «механизмы» подтягивают яички вверх, но не более чем на 3-4 см. Вместе с «подобранным» тазом это составляет довольно значительное расстояние. Кроме того, бьющую ногу противника встречают внутренние мышцы бедер, и не дают ей пройти вверх, к цели. В мае 1994 г. на семинаре в Москве мастер Хигаонна Морио, 9-й дан, проводил проверку эффективности исполнения ката Санчин на своём английском ученике Джордже Эндрюсе. Присутствовавшие там спецназовцы, видя мощные удары ногой в область паха, восхищённо восклицали: «Во, блин, удар держит»! Они не понимали, что гениталий Джорджа нога Хигаонны не достигает. Кроме того, разворот коленей вовнутрь позволяет убрать из-под ударов нервы, которые проходят по боковым сторонам бедер. Это даёт определённое преимущество в ближнем бою: можно принимать и выдерживать удары по бёдрам (лоу-кик или гэдан-маваси-гэри).

№ 3
Действие: Пытаемся держать позвоночник абсолютно (!) ровно. Выравнивание позвоночника требует особого внимания. Полезно встать спиной почти вплотную к столбу или к какому-нибудь углу и, манипулируя мышцами пресса, ног и ягодиц, попытаться выстроить вертикаль позвоночника параллельно стене. Выполнить эту задачу без ряда действий, которые описаны ниже, невозможно.
Подразумеваемый эффект: По канонам Годзю-рю, равно как и по канонам дзэнской медитации, для того, чтобы энергия ки свободно двигалась по каналам тела, необходимо, чтобы участок, по которому она движется, был прямым. В выпрямлении позвоночника я вижу ещё одну задачу: для нанесения мощных ударов требуется, чтобы широчайшие мышцы спины, участвующие во вращательных движениях, были слегка напряжены, а для повышения КПД вращательного движения необходимо, чтобы позвоночник был абсолютно прямым, а мышцы спины напрягались так же активно, как и мышцы пресса и боковые (косые) мышцы туловища.

№ 4
Действие: Формируем «бочонкообразный» живот.
Подразумеваемый эффект: Это необходимо для того, чтобы можно было безболезненно принимать на себя удары руками и ногами. Так, боец, практикующий Годзю-рю, может принимать довольно сильные «воздействия» на область почек как прямо со спины, так и сбоку.

№ 5
Действие: Учимся в момент выдоха подтягивать живот именно таким образом, чтобы сохранялась «бочонкообразная форма» и вертикаль позвоночника.

№ 6
Действие и эффект: Учимся переносить ударные воздействия на отдельные участки тела (одни из них переносят удары без особого вреда, другие требуют долгой и осторожной подготовки, чтобы противостоять атакам противника, а третьи вообще невозможно подготовить к приему ударов).

№ 7
Действие: Учимся держать голову ровно.
Подразумеваемый эффект: При атаках спереди подбородок должен быть «притоплен», немного прижат к шее. Хотя голова и стоит жёстко, гибкость шеи сохраняется.

№ 8
Действие: Учимся нескольким типам дыхания.
Подразумеваемый эффект: Проработка ката Санчин позволяет научиться сочетать дыхание с движениями, хотя боевое дыхание отличается от дыхания, используемого при исполнении Санчин-ката: в столкновении нужно дышать тихо, чтобы противник не смог понять ваш ритм дыхания.

№ 9
Действие: Тренируем выносливость.
Подразумеваемый эффект: Мышечное напряжение и жёсткое дыхание позволяют укрепить легкие и повысить выносливость мышц.

№ 10
Действие: Шаг при отработке Санчин-ката выполняется таким образом, чтобы стопа двигалась по дуге и проходила путь около? овала (у мастеров этот путь значительно сокращается).
Подразумеваемый эффект: При правильном напряжении ног и ягодиц человек, выполняющий ката, будет двигаться точно вперёд. Новички обычно неправильно переносят вес тела с ноги на ногу, и центр тяжести у них движется прямо над той стопой, которая перемещается. Таким образом, тело «заносит» и оно зачастую разворачивается чуть боком, чего делать нельзя, корпус должен быть постоянно развёрнут «в фас».

11
Действие: Стопа ноги при шаге движется, опираясь на внутреннее ребро стопы с высоко приподнятыми пальцами.
Подразумеваемый эффект: чтобы сохранять напряжение мышц тела и особенно ягодиц и живота, необходимо плотно прижимать стопу к полу. Боевой эффект также очевиден: в любых перемещениях, будь то выпады или скольжения, присущие Годзю-рю, пальцы босой ноги намного лучше защищены от травм при столкновении с неровностями поверхности. В условиях спортзалов или ситуациях боя на современных улицах, это, однако, не имеет такого значения, как в старину.



Много этого или мало? По-моему, вполне достаточно для того, чтобы Санчину следовало уделять самое пристальное внимание в изучении каратэ.

Симэ
Ката Санчин может выполняться также с проверкой «симэ» — «сжатия», «напряжения» мышц, позволяющего выдерживать удары противника. Эта проверка осуществляется следующим образом: один человек выполняет ката, а ассистент пытается ему «противостоять». Сначала он проверяет верность расположения стоп, уровень согнутых колен, устойчивость и правильность напряжения мышц ног. Затем начинает хлопать исполнителя по плечам (проверяет, вертикально ли расположен позвоночник) и препятствовать движениям рук. Но самое интересное для зрителей — удары чуть ли не во все области, кроме головы. Используются удары ногами по бёдрам, кулаком в живот, локтями в область почек. Для проверки правильности постановки ног проверяющий (обычно это наставник) пытается попасть ногой в пах! Если колени достаточно сведены, ничего страшного с учеником не случится. Надо отметить, что расстояние между коленями достаточно для того, чтобы прошла бьющая нога. Секрет в том, что ногу противника задерживают мышцы внутренних поверхностей бёдер.

Надо сказать, что назначение проверки симэ отнюдь не в демонстрации возможностей принимать сильные удары, хотя для простодушных зрителей, ничего не понимающих в боевых искусствах, она является одним из наиболее зрелищных моментов в показательных выступлениях. На деле, учитель должен помочь ученику освоить главные принципы Годзю-рю. Приведем порядок проведения проверки симэ, поскольку он имеет столь же большое значение, как и сама техника выполнения ката.
После поклона каратистов друг другу проверяющий (условно «сэнсэй») заходит сзади и, прежде всего, проверяет, прижаты ли внутренние рёбра ступней к полу, а потом делает то же самое с внешними рёбрами.

Взяв ученика за щиколотки, «сэнсэй» помогает ему «укоренить» стопы, закрепить позицию, почувствовать силу своих ног.

«Сэнсэй» подходит к ученику спереди и проверяет, правильно ли согнуто колено передней ноги. Затем, чтобы проконтролировать напряжение ног, ставит свою стопу перед стопой исполнителя и медленно и аккуратно надавливает своим коленом на его колено. Если мышцы ног напряжены достаточно, нога не поддастся.

«Сэнсэй» заходит сзади и наносит два-три шлепка подряд по бёдрам ученика для того, чтобы проверить, напряжены ли их мышцы.

Точно так же наносятся шлепки по верхней части ягодичных мышц.

«Сэнсэй» наносит (для начала медленно!) удар ногой промеж ног ученика. Стопа должна идти прямо снизу, поскольку при ином выполнении приёма гениталии будут задеты в любом случае.

«Сэнсэй» несильно тыкает кончиками пальцев в нижнюю часть живота (тандэн) и давит ими некоторое время, дабы удостовериться, что напряжение мышц живота не спадает.

«Сэнсэй» проверяет, выпрямлен ли позвоночник исполнителя ката. Для этого он скользит рукой от затылка до копчика. «Впадин» быть не должно.

Затем «сэнсэй» кладет руки на плечи ученику, чтобы тот приготовился выдержать некоторое напряжение, и хлопает по ним сверху. В этот момент испытуемый должен максимально напрячься. Руки «испытателя» при хлопке движутся прямо вниз, таз опускается, чтобы ученик почувствовал, прежде всего, давление, а не удар.

«Сэнсэй» ещё раз проверяет, выровнен ли позвоночник.

Когда ученик выводит руки в удар, «сэнсэй» подставляет (с самого начала движения) ладонь прямо напротив кулака и оказывает сопротивление, но не слишком сильно. Ученик должен сохранять равновесие и не проваливаться, если неожиданно убрать препятствие. Вторая рука наставника при этом придерживает другую руку испытуемого.

«Сэнсэй» оказывает сопротивление рукам исполнителя, когда тот возвращает их в позицию тюдан-санчин-камаэ.

Когда исполнитель переходит к выполнению моротэ-осаэ-укэ (давящего блока двумя руками), «сэнсэй» проделывает то же самое. При этом его сопротивление направлено не навстречу кончикам пальцев, а к рёбрам и основаниям ладоней. Иными словами, в конечном положении, когда ладони ученика направлены вниз, сопротивление идёт вверх, сбоку, и изнутри (во время трех разных повторов блока).

Точно так же «сэнсэй» оказывает сопротивление и при исполнении на торагути (блок/удар «пасть тигра») или маваси-укэ («круговой блок»).

«Сэнсэй» должен следить за покраснением кожи испытуемого. При этом не должно быть значительного покраснения кожи лица, а удары не должны вызывать видимого эффекта. «Испытатель» должен также следить за тем, чтобы дыхание исполнителя было скоординировано с движениями.

«Сэнсэй» должен дать «продышаться» ученику и проконтролировать его состояние.

Медитация на тему "САНТИН"В.Фомин, 4-й дан Кёкусинкай (IFK)
"Додзе", №6

«Секреты» ката Сантин, постигаемые в живой практике — в занятиях каратэ и исполнении одной из разновидностей этой формы, рано или поздно заставляют задуматься над причинами отношения к Сантин как к. бесценному сокровищу традиции. Несмотря на то, что ката Сантин в различных школах существует в разных вариантах и исполняется различными способами, включая различные методы дыхания, эта форма сохраняет свою узнаваемость, некую фундаментальную идею и базовые принципы. Какие бы варианты ката (нередко весьма отличные друг от друга) не подразумевались в оценках представителей разных школ, мастера сходятся в признании огромной пользы этой простой формы, вплоть до утверждения, что «все в каратэ есть Сантин».

Попытки определить меру этой пользы неминуемо затрагивают важность базовых движений и дыхания в каратэ, формирования сильного тела, способного выдерживать удары противников. Однако в простой форме Сантин видятся также психофизиологические и духовно-нравственные возможности. Недаром Мабуни утверждает, что практика Сантин позволяет «взрастить воинский дух» и «воспитать личность, обладающую большим достоинством».

Благоговейное отношение к ката Сантин старых мастеров свидетельствует о том, что понимание значения формы не ограничивалось задачами воинского «ремесла» и даже «искусства». Сантин сохранял таинственную связь с воинской йогой, с эзотерической духовной практикой. Несмотря на то, что исторические свидетельства позволяют датировать появление ката Сантин XVIII-XIX вв., традиция упорно возводит данную форму к даосской и дзэнской практике, к самому Бодхидхарме и даже к некому божеству «Сантин».

Подобные легенды скорее всего исторически беспочвенны, так же, как, например, отнесение китайской классической «Книги перемен» к II и даже III тысячелетию до нашей эры. Вероятно, однако, что концепция Сантин заключает в себе нечто древнее - коренное, традиционное, универсальное и священное - подобно тому, как древнейшая концепция «перемен» несет в себе коренной, универсальный и священный смысл позднего текста, полноценно представившего традицию.

Сама по себе мифологизация истории и сакрализация духовной (в том числе воинской) традиции - явление хорошо известное, закономерное для «традиционалистских» культур и, особенно, для их инициатических институтов. Именно в такие институты, в известной мере, превращались школы воинских искусств, возвышавшие «ремесло» до «искусства», а «искусство» - до «Пути» духовного совершенствования и самопознания.

Для традиционно-мифологического сознания характерно устремление в древность, к «истинному преданию». Те приметы сакрализации воинской традиции, школ воинских искусств, форм передачи этой традиции, которые обнаруживает ката Сантин, позволяют предположить, что эта форма, подобно кристаллу, отражает невидимые лучи знаний носителей традиции. Для мастеров каратэ Сантин - своего рода «формула» воинского «ремесла», «искусства» и «Пути», один из ключей к воинской йоге, к универсальной мудрости воинского «посвящения».

В контексте духовной воинской традиции Сантин неизбежно несет на себе «печати сознания» мастеров. Истолкование многоуровневого содержания Сантин (название означает «Три битвы» или «Три точки») закономерно вводится в русло универсального «триадического» мышления. Последнее характерно прежде всею для философско-эзотерического сознания, силящегося охватить в упорядоченных характеристиках целостный смысл формы.

Для понимания традиционного символизма ката Сантин существенна идея триединства «тела», «души» и «духа» или «тела», «техники» и «духа». Она охватывает правильное исполнение стоек и базовой техники каратэ, контроль дыхания и управление энергией, медитативную психотехнику и собственно духовную трансформацию сознания мастера. Все уровни и слои содержания Сантин, в котором опредмечен соответствующий опыт и знания, в принципе открываются «триадическим» ключом. Это позволяет человеку, приобщенному к традиции, формировать обобщенно верные представления. Однако их сокровенный смысл может быть постигнут только в личном практическом опыте и под руководством многоопытного и знающего наставника.

Последнее является аксиомой для практики любой формы йоги. Однако Сантин, по-видимому, образует зону повышенного риска, ибо связан с изометрическим напряжением в сочетании с силовым дыханием. Бездумное, неправильное и слишком частое выполнение Сантин чревато физиологическими и психическими нарушениями, опасными заболеваниями.

Сантин - обоюдоострое оружие, работа с которым вынуждает руководствоваться мудрым принципом: «Ничего сверх меры»! И вместе с тем, разумная и подконтрольная практика Сантин сулит немало приобретений в искусстве «пустой руки», в каратэ как форме воинской йоги.

В школе Кёкусинкай ката Сантин, выполняемое с силовым дыханием Ибуки, рассматривается как существенная практика. В настоящее время Сантин служит одной из «визитных карточек» стиля. В обобщенном триадическом представлении это символ единения тела», «души» и «духа», формула «посвящения» на пути Будо-каратэ.

На внешнем, «телесном» уровне - уровне техники Сантин выражает координацию (1) стойки с (2) дыханием и (3) движением рук, в том числе (1) перемещений в стойке с выполнением (2) блоков и (3) ударов. В Сантин заложены три основы тела, участвующие в «ковке оружия»: (1) сильная позиция, (2) правильно собранные мышцы и (3) правильное дыхание. В позициях защиты и контратаки имеется множество «треугольников силы», создающих конструктивную прочность и устойчивость.

В Сантин присутствуют три принципа в освоении техники: (1) скорость, (2) концентрация и (3) контроль дыхания. «Текст» ката - три вариации трех перемещений с троекратным повтором завершающей комбинации. В Кёкусинкай используются три формы исполнения Сантин: (1) медленно с концентрацией и силовым Ибуки, (2) медленно с умеренной концентрацией и тихим Ибуки и (3) быстро с концентрацией, усиленной Киай.

На психофизиологическом уровне, где главным фактором выступает связь техники с дыханием, а дыхания с сознанием, Сантин можно назвать школой дыхательного контроля и психорегуляции. Ибуки имеет три фазы: (1) вдох, (2) выдох и (3) завершающее «выкашливание» воздуха. Мастера говорят, что в Сантин осуществляется взаимосвязь трех видов энергии «ки», которые локализуются (1) на макушке головы (тэнто), (2) в диафрагме (хара) и (3) в нижней части живота (тандэн). Ибуки служит единению трех крупных отделов тела: (1) ног и (2) туловища за счет концентрации «ки» в тандэн, напряжению ягодиц и согнутых ног в стойке и «сплавлению» (3) рук с (2) туловищем через посыл энергии в средний энергетический центр (область солнечного сплетения) и концентрацию ее в «плечевых узлах» (рабочий термин, обозначающий единение руки с туловищем как упругой ветви со стволом дерева, при правильном положении рук в момент удара). Психоэнергетическая концентрация способствует единению трех важнейших суставов в нижних конечностях (голеностоп, колено, таз) и в верхних конечностях (кисть, локоть, плечо). Аналогичное единение суставов пальцев ног позволяет уцепиться за опорную поверхность, а суставов пальцев рук - укрепить закрытые и раскрытые боевые позиции.

Всеобщее единение тела в Сантин осуществляется благодаря (1) прочной анатомической конструкции стойки, (2) правильному дыханию и (3) циркуляции энергии. В частности упорядочиваются взаимосвязи (1) внутренних органов, (2) циркуляции крови и (3) нервной системы. Выработка адреналина и сопутствующие психофизиологические процессы стимулируют переход в измененное состояние сознания. Условно это «боевой транс без аффектов». Он сопутствует феномену «пустого сознания», известного по практике дзадзэна и «дзэнских видов борьбы».

Через овладение Сантин прозревается глубинный смысл изречения Оямы Масутацу, что «каратэ - это дзэн, а дзэн - это каратэ». В этом духовном смысле можно утверждать, что Сантин - это и каратэ, и дзэн одновременно. Это Будо-каратэ - символ духовного воинского пути.

Образно говоря, Сантин являет собой развилку трех дорог. На каждой из них путник находит свои плоды. Физическая практика дает силу, психорегуляция - самообладание, практика духовная - радость единения и мудрость. Как символ всеобщего единения Сантин учит не делать односторонних предпочтений, а двигаться триединым путем к искомой гармонии «тела», «души» и «духа» через признание воинского «ремесла», «искусства» и «Пути».

Представления об идеальных возможностях ката Сантин остаются умозрительными вне практики каратэ. Но и в ходе тренировок они постоянно меняются, углубляясь по мере роста мастерства и духовного развития. Все слова, которые характеризуют Сантин, несут соответствующие «печати сознания» и привкус личного опыта. Для меня практика ката Сантин оказалась поистине судьбоносной, причем в самом начале пути в Кёкусинкай.

В конце 70-х годов наша школа находилась еще в состоянии «дикости и варварства», которое, отчасти, было характерно для додзё самого Оямы в середине 50-х годов. Положение усугублялось дефицитом информации, но компенсировалось искренней самоотдачей на тренировках.

По исполнению ката Сантин - в «раскоряченных» позициях (нередко в форме вопросительного знака), с натужным дыханием и гримасами перенапряжения на лицах фанатов «сильнейшего каратэ» - трудно было ожидать успехов в занятиях. Но успехи все же приходили во всеобщей атмосфере «вызова пределам».

Мой успех пришел неожиданно, как чудесное озарение, и был связан именно с исполнением ката Сантин. Неожиданно, в ходе концентрированного исполнения формы, я вдруг оказался как бы в другом измерении. Я увидел (точнее ощутил) себя внутри некоего прозрачного «яйца», заполненного красноватой вибрирующей энергией, подобной той тонкой субстанции, которая колышется над раскаленным летним солнцем асфальтом. В этом «коконе» рев зала, исполнявшего Ибуки, стал едва слышим, а внутри возникло парадоксальное ощущение огромной силы и необычайной легкости, доставившее необычную, поистине экстатическую, радость.

Столь острого переживания и яркого впечатления мне впоследствии не довелось испытать. Однако именно этот опыт служил ключом к пониманию тех указаний относительно правильного исполнения Сантин (формирование позиции, живота, дыхания Ибуки, единения тела и т.д.), которые вначале я получал от своего сэнсэя (ныне сихана) А.И.Танюшкина, а затем и от ханси Стива Арнейла, ученика Оямы. Более того, тот ранний опыт «единения» через Сантин и целенаправленная практика ката в значительной мере стали ключом к пониманию глубинного содержания каратэ и вообще воинских искусств.

Мой личный опыт подсказывает, что при хорошем руководстве и следовании принципу «Ничего сверх меры!» практика ката Сантин чрезвычайно благотворна. Важно помнить, что значительное, но дозированное напряжение необходимо, а перенапряжение опасно. Сила Ибуки пропорциональна возможностям тела. Натужное дыхание, да еще выполняемое с задержкой, губительно. Сколь бы сильным не было дыхание, оно сохраняет «текучесть» даже при взрывных киай, чтобы дыхание не закупоривалось.

В обучении методам правильного дыхания целесообразны подготовительные, подводящие упражнения, начиная с легкого, почти бесшумного и длительного выдоха и кончая полноценным Ибуки, выполняемым за положенные 4 секунды. Достойна внимания методика чередования в дыхании (на выдохе) «ветра» и «звука», т.е шипящего потока воздуха и его огласовки тоном определенной высоты. При этом важно контролировать ровное положение тела (позвоночника), не напрягать шею, сохраняя округлость полости рта как будто там находится небольшое яблоко или апельсин и помещать кончик языка к нижним зубам для беспрепятственного выхода воздуха (хотя последователи даосских практик рекомендуют держать язык прижатым к небу, преследуя медитативные цели, обеспечение эффективности боевой техники каратэ требует держать язык опущенным, чтобы он не препятствовал резкому и интенсивному выдоху).

В обучении Сантин в школе Кёкусинкай IFK используются как медленное выполнения ката с мощным мобилизующим и с мягким восстановительным дыханием, а также быстрое концентрированное исполнение с киай. Все это находит свое место в учебно-тренировочном процессе. Ханси С.Арнейл рекомендует также на основе «текста» Сантин выполнять в додзё так называемые «ибуки ката», т.е. формы в различных позициях, помимо стойки сантин-дати (прежде всего, в дзэнкуцу-дати, кокуцу-дати и киба-дати с разворотом под 45° к фронту).

Грамотная практика ката Сантин с соблюдением умеренности и «техники безопасности» (включая безопасные традиционные методы проверки правильной формы и психофизиологического состояния учеников) в едином комплексе Будо-каратэ благотворна. Это подтверждает традиция каратэ, которая, несмотря на известный риск, продолжает культивировать Сантин, фактически признавая его «прикладное» и «путеводное» значение.
В.Фомин, 4-й дан Кёкусинкай (IFK) "Додзе", №6

Сантин и T











контакты
    Юридический адрес:
    169600, Россия, Республика Коми, г. Печора, ул. Социалистическая, д. 64, кв. 53;
    телефон: 89041046289;
    телефон-факс: 8 82142 71766;
    автоответчик: 882142 70321
    e-mail: romanovckie@mail.ru
Если вы пользуетесь материалом данного сайта и делитесь информацией, то ссылка на сайт обязательна.