6-08-2013, 22:08 | Просмотров: 17 010; Годзю-рю
И С Т О Р И Я
К А Р А Т Э.
О К И Н А В С К О Е Г О Д З Ю - Р Ю
___________________________________




обложка.doc


М О Р И О Х И Г А О Н Н А
Впервые напечатано в мае 1996 года.












ПОСВЯЩЕНИЕ_______________
Я хочу выразить самую глубочайшую благодарность моему учителю, чья мудрость, знания и вдохновение сделали возможным появление этой книги - Сенсею Анитси Мияги. Я также хочу поблагодарить всех великих учителей, которые учили и вдохновляли меня.
Я хочу поблагодарить мою жену Алану за перевод этой книги и ее правильное издание, отдавшей этому несчетное количество времени. Мои благодарности также Мико Пелед, который оказал мне большую помощь при написании исторической части этой книги.
Хочу поблагодарить моего издателя Давида Чамберса за его огромнейшую помощь. Его мастерство и целостность выше всех рангов и характеристик, которые всегда видны в его работе. Он отдал всего себя в публикацию этого издания, отличающегося как по содержанию, так и по оформлению.
Я хочу вспомнить моего дорогого друга и учителя Цунетака Симабукуро, так как благодаря его мудрости и руководству я пришел в Годзю-Рю, и моя жизнь изменилась навсегда. В декабре 1993 года я позвонил ему, чтобы проконсультироваться по поводу этой книги. Месяцем позже он ушел из жизни. Сеико Кина Сенсей, мой близкий друг, оказавший огромную помощь в собирании материала для книги, в прошлом году покинул этот мир, и я чувствую еще одну пустоту в своем сердце. Уход из жизни этих двух великих людей - колоссальная потеря для меня, усиливающаяся еще и тем, что они никогда не увидят в напечатанном виде это издание.
Я посвящаю эту книгу тем, кто ушел из жизни, кто еще жив, но более всего - великим мастерам, которые указали путь в нашей жизни и обогатили ее: Рю Рю Ко, Канрио Хигаонна и Тсёдзюн Мияги.
Морио Хигаонн
П Р Е Д И С Л О В И Е________
Уважение, оказываемое автору на его родине Окинаве, позволило ему собрать информацию и факты от членов семей, студентов и друзей самых великих мастеров каратэ нашего века. Из этого богатства информации, большая часть которой публикуется здесь впервые, он сделал точную, хорошо задокументированную и увлекательную книгу о развитии Годзю-Рю каратэ. Это не просто подбор фактов из пыльных изданий, стоящих на библиотечных полках, а живая и волнующая история, рассказанная теми, кто знал на опыте рост скрытого и большей частью секретного искусства личной защиты, охватившее сейчас весь мир.
Эта книга не предлагает только информацию, которая подтверждает личные убеждения автора. Скорее она представляет плоды его интенсивных исследований, проводимых более 30 лет, в хорошо организованном виде и позволяет читателю делать свои собственные выводы.
Скромность автора, спокойная решительность, постоянный поиск для самосовершенствования через каратэ вдохновляли тех, кто был занят в публикации этой книги. Знание того, что издание книги не самоцель, удвоенное нашим уважением к автору, позволило нам опубликовать это издание, ставшее справедливым результатом этой работы.
Мы надеемся, что выход в свет этой книги явится огромным вкладом Морио Хигаонна в лучшее понимание искусства каратэ. В этом случае моя цель была бы достигнута и ответственность за публикацию этой книги, работа над которой продолжалась более двух лет, была бы успешно и с честью выполнена.
Давид Чамберс
Вестлейк Вилладж, Калифорния
июль 1996
ВСТУПЛЕНИЕ_______________
Название Годзю-Рю было дано этому боевому искусству Сенсеем Чоджун Мияги. Его Сенсей, Канрио Хигаонна, изучал этот стиль в Китае. Приехав в Фуцхоу, провинция Фуджиан, Сенсей Хигаонна посвятил себя изучению и совершенствованию этого искусства. По возвращении на Окинаву он начал преподавать и распространять его. Впоследствии оно стало известно под названием Наха-тэ. Тсёдзюн Мияги был самым преданным студентом Сенсея Хигаонна, который развивал это искусство дальше и передал его своему последователю Анитси Мияги, а он в свою очередь мне.
Я посвятил свою жизнь познанию настоящей истории Годзю-Рю, беседуя со студентами, членами семей и друзьями Сенсея Канрио Хигаонна и Сенсея Чоджун Мияги. В результате у меня оказались заполненными десятки блокнотов с рассказами действительных участников событий тех времен (многие из которых ушли из жизни) и более ста аудио кассет с интервью. Я приложил максимум усилий, чтобы создать настоящую историю Годзю-Рю.
Более 30 лет я вынашивал мысль опубликовать эту книгу, но Сенсей Анитси Мияги запрещал мне это делать. Он говорил, что историю каратэ как и технику каратэ следует охранять и передавать тем студентам, которые доказали свою преданность.
Я потратил эти 30 лет на исследования об истинной истории в ожидании когда-либо получить разрешение Сенсея.
В 1991 году Анитси Сенсей дал “добро”. Он был разочарован изменениями, которые имели и имеют место в технике Годзю-Рю, многими версиями “истории”, появившимися после смерти Сенсея Чоджун Мияги, стандартизацией. В настоящее время Анитси Сенсей разделяет мое убеждение, что должна быть рассказана истинная правда.
При поддержке Кен Мияги, четвертого сына Чоджун Мияги, я сделал все возможное, чтобы подробно изложить здесь настоящую историю.
Морио Хигаонна
БЛАГОДАРНОСТИ
Издатель Давид Чамберс
Переводчик Алана Хигаонна
Редакторы Алана Хигаонна и Дональд Л. Макинтайе
Дизайн и макет Роберт Дж. Ллойд
Распространитель в США Dragon Associates Inc.,
870 Hampshire Road, Suite C
Westlake Village, CA 91361
Напечатано Page Bros Ltd.
Norwich, United Kingdom
СЕНСЕЙ АНИТСИ МИЯГИ
Я хочу поздравить Морио Хигаонна с изданием книги по истории Годзю-Рю.
Традиционно как исторический, так и технический аспекты боевых искусств передавались устно из поколения в поколение. Сенсей передает свои знания наиболее преданному и одаренному студенту, а тот в свою очередь таким же образом передает это дальше. Не было никакого письменного материала и всегда был риск, что информация передавалась не точно или терялась от одного поколения к другому.
Интенсивные исследования, проведенные Морио Хигаонна, включили в эту книгу технический и исторический аспекты Годзю-Рю каратэ. Он провел и записал бесчисленное количество интервью с людьми, которые непосредственно были связаны или имели какое-то отношение к Годзю-Рю, включая студентов, друзей и родственников Сенсеев Тсёдзюун Мияги и Канрио Хигаонна. Он отдал более 30 лет сбору и исследованию массы информации для этой книги, информации, сохраненной для нынешнего и будущего поколений.
Мне очень нравится, что история Годзю-Рю каратэ и наследство Сенсея Тсёдзюн Мияги будут сохранены в этом издании для грядущих поколений. Моя искренняя надежда на то, что молодые поколения каратистов воспользуются этой книгой и обогатят свою практику каратэ.
Анитси Мияги
МИСТЕР КЕН МИЯГИ_
Я хочу поздравить Вас с выходом в свет этой книги о Годзю-Рю каратэ. Под а руководством Сенсея Еитси Миязато Вы упорно тренировались и впитали Годзю-Рю, обучаясь у Сенсея Анитси Мияги.
Я хочу выразить свое уважение тем усилиям, которые Вы приложили за последние годы для развития каратэ, как в США, так и во всем мире, отдав этому всецело самого себя: свой разум и свое тело. Эта книга даст возможность студентам посвятить себя изучению каратэ-до и, я надеюсь, поможет в вашей работе усилить и увеличить содружество каратистов.
Еще раз я поздравляю Вас с этой прекрасной работой.
Кен Мияги
СЕНСЕЙ СЕИКО КИНА
В последние годы распространяются книги о каратэ, но в большинстве своем они представляют более популярный спортивный аспект каратэ, в котором ката не исполняются правильно, а потому суть каратэ, лежащая внутри ката, теряется.
Книги по технике, опубликованные Морио Хигаонна как на японском, так и на английском языках, рассказывают об истинной традиции Окинавского Годзю-Рю. Они являются учебниками, по которым следует изучать ката; по ним обучаются более чем в 40 странах.
История Годзю-Рю, передававшаяся традиционно в устном виде, рассказана в этой книге Мистером Хигаонна. Я хочу выразить свое величайшее уважение автору за его непреклонный дух и бескомпромиссные усилия по защите традиций.
Эта книга содержит устные традиции, суть и историю Годзю-Рю каратэ. Она предлагает проникнуть внутрь самых глубоких принципов Годзю-Рю каратэ. Я уверен, что читатель найдет эпизоды и истории жизни и преподавания великих людей, которых уже нет с нами, как большую ценность для себя. Эта книга является также ценным источником по изучению Окинавской культуры, каратэ - как непостижимому сокровищу этой культуры.
Я верю, что эта книга - книга величайшей важности для будущего развития каратэ.
Сеико Кина
МИСТЕР ЛИ ЙИ ДУАН
Впервые я встретил Сенсея Морио Хигаонна в апреле 1987 года во время его первого визита в Фуцхоу. Он прибыл во главе Международной Федерации Окинава Годзю-Рю Каратэ-до, вооруженный картой Фуцхоу 1936 года, чтобы исследовать биографию Мастера Рю Рю Ко, который был учителем Канрио Хигаонна, окинавца, пришедшего изучать Ушу в 19 веке. В процессе своего пребывания Сенсей Морио Хигаонна лично исследовал порт Мауеи и причалы Таиджианг в Фуцхоу, которые, как говорят, были именно тем местом, где высадился Канрио Хигаонна, когда он приехал с Окинавы. Он также детально осмотрел местечко “Учинаяру” - район, где раньше жили окинавцы, установил интенсивные контакты с ветеранами Ушу, в процессе которых они обменивались идеями и мастерством.
После просмотра показательных выступлений стилей Журавля, Тигра и Дракона Сенсей Хигаонна был поражен тому, что эти стили Ушу из Фуцхоу были очень похожи на Годзю-Рю, особенно стиль Журавля. Даже тренировочные процессы и приспособления, применяемые в Годзю-Рю, такие как “Сан Чин”, “Тридцать шесть рук”, “Каменные висячие замки” и так далее, имели названия почти идентичные с произношением тех, которые использовались на диалекте района Фуцхоу.
Он вернулся в апреле следующего года для консультаций с Китайской Ассоциацией Ушу Фуцхоу по вопросу организации совместного семинара в Фуцхоу- Международного Семинара Ушу Фуцхоу и Окинавского Годзю-Рю Каратэ-до - который и был проведен в том же году в сентябре месяце. Сенсей Хигаонна организовал делегации от Международной Федерации Окинава Годзю-Рю Каратэ-до из многих стран мира, включая Токио, Окинаву, Америку, Данию, Новую Зеландию и Гонконг.
Я сопровождал Сенсея Хигаонна в процессе его трехдневного визита и был тронут его искренностью и энергичными исследованиями периода жизни Мастера Рю Рю Ко. Я стал уважать его. Не только мы лично стали друзьями, но и улучшились отношения между Международной Федерацией Окинавского Годзю-Рю и Китайской Ассоциацией Ушу Фуцхоу.
Эта дружба отчетливо проявилась 1993 году на международном съезде Буш в Фуцхоу на праздновании 10-й годовщины Китайской Ассоциации Бушу Фуцхоу.
Морио Хигаонна Сенсей и его семья приняли участие в этом съезде, возглавив делегации своей Федерации из США, Грузии, Украины, Индии, Новой Зеландии, Дании, Японии, Австралии, Канады и Гонконга.
Это не только сделало фестиваль более увлекательным, доставляющим удовольствие, но и познакомило занимающихся Годзю-Рю с Бушу Фуцхоу и укрепило дружбу между двумя стилями.
Морио Хигаонна Сенсей сказал мне после съезда, что он пишет книгу по истории Годзю-Рю и хочет, чтобы я написал что-нибудь. Меня глубоко поразило содержание книги, описание исторической связи между Годзю-Рю и Бушу Фуцхоу, а также братские связи между старшими поколениями.
Хигаонна Сенсей идет по следам наших предков. Он восстановил и развил традиционную дружбу, которая существовала очень долго между народами Фуцхоу и Окинавы, посеял семена этой дружбы по всему миру, семена которые уже расцвели более чем в 40 странах, где связи между Федерацией Окинавского Годзю-Рю и Фуцхоу в настоящий момент признаны и бережно хранятся в сердцах.
Выход в свет этой книги - свидетельство исторических связей между Бушу Фуцхоу и Окинавского Годзю-Рю каратэ. Я рад представившейся возможности послать мои самые теплые приветствия членам Федерации Окинавского Годзю-Рю и выразить надежду, что дружба между нами будет расти и перейдет к грядущим поколениям.
Взявшись за руки, вместе мы сможем взглянуть в будущее.
Мистер Ли Йи Дуан
Постоянный Вице Председатель
Китайской Ассоциации Вушу Фуцхоу
СЕНСЕЙ ДЗИТСУЕИ ЙОГИ
Я полагаю, что факт всемирного признания, которое получило Годзю-Рю сейчас, доставил бы большое удовольствие Тсёдзюн Мияги Сенсею. Я испытываю величайшее уважение к Морио Хигаонна Сенсею и его учителю Сенсею Анитси Мияги, который способствовал достижению этого признания.
Хигаонна Сенсей под руководством Сенсея Анитси Мияги много лет усиленно трудился для распространения настоящих традиций Годзю-Рю и продолжает делать это сейчас. Он посвятил свою жизнь развитию Годзю-Рю. Я думаю, что это просто замечательно и желаю ему всего наилучшего.
Я полагаю, что эта книга об истории Годзю-Рю очень важна и я счастлив увидеть ее вышедшей в свет. Несомненно, эта книга важна для тех, кто хочет исследовать этот предмет.
Я желаю Сенсею Хигаонна многих лет активной и продуктивной жизни.
Дзитсуей Йоги
СЕНСЕЙ СЮНСИН ФУРУГЕН
Я хочу выразить поздравления в связи с публикацией английского издания истории Годзю-Рю. Мне доставляет большое удовольствие видеть эту книгу уже изданной. Это результат многих лет упорной работы.
Идея написать историю Годзю-Рю каратэ владела умами многих людей, но ей не суждено было осуществиться.
Морио Хигаонна Сенсей буквально без отдыха преподавал Годзю-Рю по всему миру. Но несмотря на это, ему удалось написать эту прекрасную книгу по каратэ.
Я выражаю ему самое глубокое уважение.
Если бы умерший Тсёдзюн Мияги Сенсей смог увидеть эту книгу с небес, то, несомненно, он был бы очень удовлетворен.
Сюнсин Фуруген
СЕНСЕЙ АРАГАКИ СЮИТСИ
Эта книга по каратэ отличается от других по этой тематике, так как она не является просто историями о великом Кенсей, Сенсее Канрио Хигаонна и великом Буси, Сенсее Тсёдзюн Мияги.
Эта книга - плод продолжительного исследования, проведенного автором Сенсеем Морио Хигаонна. Он собирал информацию, выслушивая людей, живших в то время, многие часы. Сенсей Хигаонна обладает изобилием материала. Я действительно восхищен опубликованием этой книги и хочу выразить свое самое большое уважение усилиям Сенсея Хигаонна и его энтузиазму.
Из многочисленных интервью Морио Хигаонна почерпнул бесценную информацию непосредственно от своего учителя Сенсея Анитси Мияги, который был лучшим учеником Тсёдзюн Мияги Сенсея и получил от него глубокие знания. После Второй Мировой Войны он был его первым учеником, ел и спал рядом с ним, старался быть с ним каждую минуту, заботился о нем. Вечерами он упорно тренировался; между ними установились крепкие узы любви и уважения. Преподавание было глубоким как в области теории, так и практики Годзю-Рю.
. После смерти Тсёдзюн Сенсея его ученик Анитси Мияги преданно хранил философию своего учителя. Он является для нас примером за свою искренность, простоту и честность, и мы называем это одним словом Наиго (добрый, но твердый).
Автор, получая инструкции от Анитси Мияги Сенсея, полон решимости передать настоящее каратэ следующему поколению. Он сделал каратэ своей жизнью и получил всемирное признание и известность. Сегодня он преподает больше чем в сорока странах мира.
Я хочу, чтобы вечное, культурное достояние Годзю-Рю, зародившееся на Окинаве, процветало в будущем. Я рекомендую читателю все глубоко обдумать и стремиться понять суть. Я убежден, что те, кто считают каратэ неотъемлемой частью своей жизни, получили книгу неисчислимых знаний и проникновения в Годзю-Рю каратэ.
Сюитси Арагаки
Глава 1
ИСТОРИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА
ОСТРОВОВ РЮКЮ
Как сейчас известно, искусство каратэ возникло на острове Окинава. До этого различные боевые искусства уже существовали в Китае сотни лет. Чтобы понять, как и почему каратэ развилось на Окинаве, важно осознать тесные культурные отношения между Китаем и Окинавой.
В середине 14 века Окинава была разделена на три королевства. В 1349 году Сатто стал королем среднего королевства известного под названием Тсюцан. Он вошел в зависимое отношение с Китаем, которое продолжалось более 500 лет. Такое положение означало уплату дани китайскому императору. Королевство Тсюцан начало посылать эмиссаров в Китай: студентов, дипломатов, бизнесменов и торговцев. В свою очередь многие китайцы путешествовали на Окинаву. Как результат Окинава начала принимать традиции и обычаи Китая.
Сын короля Сатто, Бунеи-О, оказался слабым правителем и был свергнут Сё-Хаси. Следуя протоколу того времени, отец Сё-Хаси, Сё-Си-Сё, стал правителем Тсюцан. После его смерти в 1422 году Сё-Хаси взошел на трон.
Сё-Хаси был очень искусным и способным администратором и благодаря его усилиям Тсюцан был признан Китаем как его официальное Окинавское владение. Тесные отношения с китайским правительством, спонсорство торговле и культурному обмену принесли ему состояние и власть.
Конечно правители двух других королевств заметили это. Желая получить те же блага они со временем уступили лидерство Сё-Хаси и Окинава объединилась в одно королевство.
Люди островов Рюкю достигли совершенства в мореходстве, путешествуя в своих маленьких лодках и торгуя с дальними странами, такими как Китай, Корея, Сиам, Камбоджа, Индонезия и другими. Торговля и культура на Окинаве особенно процветали в эпоху короля Сё Син-О (1477-1526). На самом деле это был золотой век, в котором острова развивались вместе.
В этот период был распространен закон, запрещающий ношение оружия, но потребовалась еще сотня лет, прежде чем этому закону полностью повиновались. Это демонстрируется тем фактом, что в процессе правления короля Сё Сеи-О (1527-1555) островитяне Осима и Яеяма все еще имели оружие и это продолжалось до вторжения Сатсумас в 1609, когда указ был строго введен в действие.
Существует история, касающаяся отсутствия оружия на Окинаве, которую Сенсей Тсёдзюн часто рассказывал Анитси Мияги. Известный английский капитан Басил Халл, посетил Окинаву в начале девятнадцатого века. Это было время сильного правления Сатсумас, оружие было полностью запрещено. Во время своего вояжа назад в Европу Халл остановился на острове Святой Елены, где в то время находился в заключении Наполеон Бонапарт. Халл беседовал с Наполеоном о своей экспедиции о чем сделал отметку в вахтенном журнале. Халл рассказал ему о необычном острове, где островитяне не имели вообще какого-либо оружия. Такая загадка поставила в тупик Наполеона, который ответил, что если островитяне не обладают большими пушками, то они наверняка имеют ружья. Тогда Халл заверил его, что они не имеют даже самого маленького огнестрельного оружия. Но конечно же они используют копья, лук и стрелы? Ответ Халла был отрицательным. А как в отношении мечей или кинжалов? Так продолжалось до тех пор, пока озадаченный корсиканец не был окончательно убежден. Затем Наполеон осведомился, как же островитяне могли участвовать в войнах или разрешать внутренние конфликты. Тогда Халл ответил, что Окинава являлась королевством без войн. Наполеон громко рассмеялся, сказав, что не было страны под солнцем без войн и что все это странно.
Хотя оружие было запрещено задолго до прихода на острова Сатсумас, не верно считать, что жители островов Рюкю никогда его не имели. То впечатление, которое сложилось у Басил Халл, было неточным. Он просто посчитал, что остров Окинава был всегда таким, каким он его увидел во время правления Сатсумас.
В 1609 году, при правлении короля Сё Неи-О на островах Рюкю, произошло вторжение клана Симацу с Кагосима, известного как Сатсумас. Обладая современным оружием, имея опыт ведения боевых действий, Сатсумас стал доминирующей силой в Кюсю. Четвертого февраля того же года главнокомандующий Хисатака Кабаяма и вице-адмирал Хирата Саемон Масамуне с флотом в сотню кораблей и тремя тысячами воинов отплыли из Ямагава - порт в Кагосима, самый южный остров Японии.
Сатсумас атаковал семь островов в цепи Рюкю. Жители острова Осима без оружия и малыми средствами защиты укрывались под соломенными матами и храбро сражались с захватчиками необработанными бамбуковыми копьями. Они сражались с огромной смелостью, но не были достойным противником для хорошо вооруженной армии Сатсумас.
Когда новость о нападении достигла ушей короля Сё Неи-О, то он испугался за свои острова. Он знал, что его люди не могли защитить себя от свирепого и хорошо вооруженного противника. Находясь в сфере китайского влияния, Окинава просуществовала в мире более ста лет, фокусируя свою энергию на торговле. Окинава не была готова к войне.
10 марта король Сё Неи-О отправил Чаттан Пеитсин и Ибун, старшего из храма Тенрюджи, на остров Осима. Король через этих эмиссаров обратился к Сатсумас за миром, но его призыв не достиг цели. Армия захватчиков прибыла 16 марта в Окинавский Накидзин Унтен порт. Через 10 дней старейшины Сеираин Кикуин Тсёро, Наго Рьохо и Есу Еисин собрали 30 своих слуг. Эта маленькая группа прибыла в Накидзин Унтен порт 27 марта. На аудиенции у Сатсумас они еще раз обратились с просьбой о мире и дружбе; и вновь Сатсумас отказал.
Первого апреля армия захватчиков разделилась на две части. Одна под предводительством Кабаяма проследовала в порт Йомитан, где атаковала и сожгла замок Урасое и храм Рюфукудзи. Она продвинулась до замка Сюри, резиденции короля. Армия Кабаяма была встречена на мосту замка Сюри сотней отчаянных островитян, вооруженных лишь палками и бамбуковыми копьями. Армия противника насчитывала от 1000 до 1500 человек, вооруженных ружьями, которая тоже подошла к мосту. Пули из их ружей падали как дождь и островитяне были вынуждены отступить в замок. Сирома Пеитсин нанесли удар в бок, он был убит во время этой атаки.
В это же время вторая часть войска, возглавляемая Хирата, пошла на юг в порт Наха. Своим огнем они полностью разрушили железную преграду, защищающую порт. Войско продолжало продвигаться до тех пор, пока не встретилось с войском Кабаяма, полностью окружив замок Сюри. Понимая, что они не являются равными этим воинам, и надеясь остановить атаку, группа окинавских самураев - Гуситсян, Ниси Раин, Наго, Икегусуку, Томигусуку, Есу и Киасу - встретились с тремя представителями и подписали мирный договор.
На следующий день Сатсумас, чтобы гарантировать выполнение договора окинавцами, взял в заложники Гуситсян, Наго и Урасое. В тот же день по той же причине был взят принц Сасики.
Услышав, что и отец захвачен, три сына Урасое - Маямото, Момотсийо и Мамакару - атаковали Сатсумас в Сикинахара. Вооруженные лишь бопротив ружей, они сражались с огромной смелостью и жестокостью, убив много воинов противника, прежде чем были убиты сами.
Узнав все это, король Сё Неи-О сбежал 4 апреля в Наго, а затем во дворец Урасое Годен. 16 апреля он встретился с Кабаяма в храме Согендзи и тот проинструктировал его поехать в Кагосима с данью уважения лидеров клана Сатсумас. Позже он отплыл из порта Наха с делегацией, насчитывающей более 100 самураев. Там были Сасики, Гуситсян, Ниси Раин, Онсаи, Оцато Еиката, Икегусуку Еиката и Есу. В Кагосима король отдал дань уважения лидерам Сатсумас, позже его отправили в Эдо, где он появился перед Сёгуном Токугава Хидетада и его отцом Иеясу.
Японцы интенсивно исследовали архипелаг Рюкю и активность окинавцев в области торговли. Не консультируясь с островитянами, они ввели много изменений, повлиявших на судьбу островов. Так остров Осюма отдали клану Сатсумас и ввели на нем новые и суровые налоги. Также был подтвержден запрет на владение оружием.
Договор, состоящий из пятнадцати статей, был представлен окинавцам. Дзянна Еиката, назначенный вести переговоры с японцами, понял, что конечным результатом будет фактическое рабство островитян, и отказался ратифицировать этот документ.
Существует хорошо известное народное предание о смерти Дзянна, передававшееся последующим поколениям окинавцев. Эта история заслуживает того, чтобы быть изложенной здесь, хотя ее полная достоверность не доказана.
Дзянна Еиката был ответственным советником короля Сё Неи-О. Он был не только преданным королю, но и страстно поддерживал культурные и торговые связи Окинавы с Китаем. После его отказа принять условия договора, предложенные Японией, он был немедленно заключен в тюрьму и отправлен на корабле в Кагосима. Его дерзкое отношение яви лось оскорблением Сатсумас и он был приговорен к смерти погружением в кипящее масло, а не обычным обезглавливанием. Два самурая Сатсумас должны были наблюдать экзекуцию.
В день исполнения приговора Дзянна спросили, есть ли у него последнее слово.
Он ответил: ”Мне нечего сказать. Однако являясь буси островов Рюкю, мне бы хотелось поупражняться в те перед смертью”.
Дзянна освободили от веревок и подвели к котлу с кипящим маслом. Когда упражнения были закончены, два самурая, впечатленные увиденным, подошли к нему и похлопали его по плечам. Мгновенно Дзянна схватил их за талии и увлек за собой, бросившись в котел. Три тела, подхваченные движением кипящего масла, плавали на поверхности и вращались против часовой стрелки как три запятые, связанные вместе. Этот символ был назван хидари гомон.
Самоотверженная преданность и смелость Дзянна Еиката произвела огромное впечатление на жителей Окинавы и хидари гомон был принят как герб королевской семьи Рюкю.
Однако существует другая история происхождения хидари гомон. На Окинаве было трое правителей: короли Северной, Южной и Центральной части.
Когда они объединились с целью формирования одного королевства, то был принят символ трех соединенных запятых для того, чтобы отметить это событие; название символа - томое.
Клан-победитель Сатсумас упразднил королевство островов Рюкю, оставив их как передовую позицию. Клан продолжал поощрять торговлю с Китаем и пожинать при этом плоды, эксплуатируя окинавцев. Даже питание для жителей стало проблемой, многие из них выжили только благодаря сладкому картофелю, который импортировали из Китая и высаживали у себя дома. Этот продукт стал их главной пищей вместо риса.
По словам Тсёдзюн Мияги это был тот период, когда те местных окинавцев начало развиваться и совершенствоваться тайно.
До 1867 года в Японии произошло много внутренних столкновений и переворотов; в этом же году пришел конец эре Токугава и началась воссоздание Меидзи. Территории, управляемые прежними феодальными кланами Японии, были оформлены в префектуры и объединены под монархией. Несмотря на эти изменения, Кагосима продолжал управлять Окинавой еще четыре года, после чего Окинава перешла непосредственно под японское правление.
Митсиюки Матсуда (1839 - 1882) приехал на Окинаву в 1875 году.
Его назначили губернатором острова. Он привез с собой семь имперских указов японского правительства, намереваясь претворить их в жизнь, которые были представлены советникам короля в замке Сюри.
Окинавцы были решительно настроены против трех из них. Первый ставил конец особым отношениям Окинавы с Китаем, включая торговлю. Второй указ превращал Окинаву из независимого государства в префектуру Японии. А третий требовал перемещения короля в Токио, где он должен жить постоянно как ”выражение своей благодарности” императору. Это означало упразднение окинавской монархии.
Окинавские советники заявили, что эти три указа неприемлемы. Последовали встречи с губернатором Матсуда, но никакой договоренности достигнуто не было. Матсуда вернулся в Японию, прихватив с собой окинавского советника Икегусуку для разрешения этого вопроса непосредственно с японским правительством.
В марте 1879 года Матсуда вернулся на Окинаву в третий раз. Его сопровождали пятьсот военнослужащих и полицейских. Они подошли непосредственно к Сюри и потребовали капитуляции короля Сё Таи-О (1843-1901) и установления японского правления. У короля практически не было выбора и он приехал в Токио в мае. Японское правительство дало ему титул Кацоку (член аристократии).
В то время не было единого мнения среди окинавских сицоку (политики и советники). С одной стороны - партия Ганкото, выступающая в защиту дружбы с Китаем, за независимость Окинавы, противостоящая японскому правлению. Противоположную точку зрения имела партия Каикато.
Партия Ганкото в то время обладала большинством и имела самых выдающихся членов: Камегава, Урасое, Йонабару, Томикава, Йосимура (Удун) и Коитси. Тсухако и Гоеику были выдающимися членами партии Каикато. В результате политического давления со стороны губернатора Матсуда и японского правительства многие перешли на сторону Каикато. Вскоре Окинава стала префектурой Японии и монархия Рюкю перестала существовать. Но даже и после этого члены партии Ганкото, все еще мечтая о независимости Окинавы, не высказали своей поддержки японским правителям. Так продолжалось до тех пор, пока Китай не проиграл китайско-японскую войну (1894 - 1895). В течение этого времени Йосимура, который шел за Сеибу Камегава как за лидером партии Ганкото, продолжал бороться за восстановление монархии на Окинаве. Он очень уважал Китай и ее культуру и способствовал претворению в жизнь желанию Канрио Хигаонна поехать учиться в Китай.
Глава 2
КАНРИО ХИГАОННА
1853 год - год рождения Канрио Хигаонна - знаменательная дата в истории Окинавы. Это был, например, тот год, когда командор Перри военно-морских сил США с тремя кораблями и 210 моряками приплыл в Японию для установления торговых связей. На Окинаве они высаживались дважды в процессе экспедиции на японские острова, сначала 6 мая а затем 6 июня, посетив замок Cюри и другие достопримечательности, имеющие культурное и историческое значение.
Нисимура - район города Наха и место рождения Канрио - был в то время коммерческим портом, очень оживленным и красочным. Он являлся домом для многих торговцев и моряков, как удаленных островов, так и Китая и отражал многообразие проживающих в нем людей. Должно быть, он то и вдохновил воображение маленького мальчика.
Многие китайцы, осевшие на Окинаве и практикующие боевые искусства, жили в Кумемура, районе города Наха. От них Канрио услышал много удивительных историй о традициях, чудесах и конечно о боевых искусствах Китая. ф1
В начале 1980 года Сеико Кина и я пошли встретиться с Итоку Гусикен, выходцем из Китая, жителем района Кумемура. Он сказал нам, что его дедушка был мастером в боевом искусстве, которым занимался систематически. Однако он подчеркнул, что в то время занятия боевыми искусствами всегда проходили за закрытыми дверями. Это держалось в таком секрете, что даже ближайший сосед Итоку Гусикен не знал, о его занятиях боевыми искусствами.
Многочисленные маленькие лодки, отплывающие из Нисимура, назывались янбарусен.ф2 Они везли продукты, одежду, утварь и так далее для многих городов и деревень Окинавы и отдаленных островов.
Нисимура являлась организатором популярного фестиваля по гребле Хаари, ежегодное мероприятие, в котором принимали участие представители всех островов Рюкю. Помимо этого проводились демонстрации танцев и других видов окинавской культуры. Все население участвовало в этом.
Многие беды случились в этот период. С мая по июль 1853 года цепь островов Рюкю стала жертвой страшной эпидемии, которая только на одном острове Яеяма унесла 1843 человеческих жизни. Хаари фестиваль, который планировался на 30 мая, был поэтому отложен.
Канрио Хигаонна родился 10 марта 1853 года в Нисимура. Его китайское имя было Шин Цен Йен. Его семья была низшим классом самураев.
Отец Канрио, Канио Хигаонна, был девятым поколением семьи Син Сеи Ке. Его детское прозвище - Таругани, а китайское имя Шин Шо Фуку. Канио Хигаонна (отец Канрио) родился 8 августа 1823 года, был вторым сыном в семье. Первый сын, Канкичи, умер в раннем возрасте в 1835 году.
После его смерти Канио в возрасте 12 лет принял на себя огромную ответственность, став первым сыном семьи Хигаонна - тсёнан. Он женился на Макамадо из семьи Кейудзи.
Канрио Хигаонна был одним из восьми братьев и сестер. Имена братьев в порядке рождения: Канпу, Кансё, Канкаи, Канрио, Кансю, Канеи и Кантсё. Сестру звали Мацуру.
В соответствии с официальными записями семьи детское прозвище Канрио Хигаонна было Моси, но Тсёдзюн Мияги сказал Анитси Мияги, что на самом деле его звали Матсю; так же называли в детстве и Тсёдзюн Мияги. Раньше китайцы считали эти два имени одинаковыми и ошибка могла быть сделана, когда писалась история семьи от руки.
Когда Канрио Хигаонна подрастал, его семья жила в порту Нисимура в доме, окна которого выходили на море - точный адрес неизвестен. После долгого пребывания в Китае он вернулся в этот же район.
До 1888 года, когда родился Тсёдзюн Мияги, морская бухта этого порта была известна под названием Ниси Но Уми (западное море).
Отец Канрио владел тремя янбарусен и строил свою жизнь на торговле. Он отплывал полностью загруженный из порта Нисимура к деревням северной Окинавы и затем к отдаленным островам Осима, Кудакадзима, Керамадзима, Ихеядзима и Яеямадзима. Он продавал свой груз и покупал дрова, которые позже продавал в г. Наха. В дополнение к своему доходу он время от времени работал на синкосен - большого размера кораблях, плавающих с островов Рюкю в город Фуцхоу в Китае. Эти корабли перевозили не только груз, но и бизнесменов, купцов, дипломатов и иногда членов королевской семьи.
В десятилетнем возрасте Канрио начал помогать своему отцу на янбарусен. Его старший брат был болезненным ребенком, а его второй и третий братья умерли в раннем возрасте, поэтому на Канрио легла большая ответственность. Его работа заключалась в погрузке и разгрузке лодки, ее охране и оснащении. Его работа была ответственной и требовала физического напряжения, в результате этого у него сильно развились руки, ноги и торс
Несмотря на то, что Канрио был в семье четвертым сыном, его отец надеялся, что способный мальчик в один прекрасный день возьмет на себя роль главы семьи и займется семейным бизнесом.
8 января 1867 года в возрасте 14 лет (13 по западному исчислению) Канрио подвергся церемонии катагасира - празднование зрелости мальчика. В процессе этой церемонии волосы собираются наверху и завязываются пучком - это называется ката касира.
Это был тот же год, когда в Японии закончился период Токугава и начался период Мейдзи - переходный период, эра политической сумятицы и социального беспорядка. Канио делал частые вояжи в Китай на борту синкосен. Это были именно те поездки, во время которых он познакомился и подружился со многими политическими посланцами и купцами, плавающими между двумя странами.
Возвращаясь из плавания отец Канио поведывал необычные истории о чудесах Китая и китайской культуре, включая боевые искусства этой страны. Эти рассказы, должно быть, оказывали сильное впечатление на маленького мальчика, возбуждая его любопытство и зажигая интерес к культуре Китая, особенно к боевым искусствам.
Бытует мнение, что Канрио Хигаонна впервые начал изучать боевые искусства в возрасте 14 лет с Маяа Арагаки. Хотя это достоверно не было установлено, но и не оспаривалось, все же это вряд ли имело место по ряду причин. Во-первых, Сенсей Тсёдзюн Мияги ничего не говорил своему студенту и моему учителю Анитси Мияги. Во вторых, Канрио Хигаонна в этом возрасте был очень занят, помогая отцу на янбарусен. В третьих, китайскими боевыми искусствами занимались в атмосфере крайней секретности.
В 1867 году, когда Канрио Хигаонна было 14 лет, его отца убили в драке. Причина драки неизвестна, но его неожиданная и насильственная смерть явилась ужасным ударом для всей семьи. Канрио преодолел огромное горе, которое перешло в гнев и, в конце концов, в жажду мщения. Он не был уверен в том, как достигнет своей цели, но у него в памяти были истории, которые ему рассказывали о южно-китайских боевых искусствах и их разрушительной технике. Он решил поехать в Китай для их изучения, чтобы потом вернуться на Окинаву и отомстить за смерть отца.
В то время поездка в Китай не была простым делом. Необходимо было получить специальное разрешение от правительства для отплытия на бортусинкосен.
Для этого нужно было быть бизнесменом, дипломатом или студентом. Канрио скрыл от всех реальную причину. Он сказал семье, что хочет ехать как студент. Его мать и семья дали добро на поездку в Фуджоу и собрали деньги. Осталось лишь получить официальное разрешение от властей. Оно было получено с помощью вышеупомянутого Удум Ёсимура, к которому его отец ходил, чтобы ознакомиться с работой на синкосен.
В возрасте 15 лет он наконец отправился осенью 1867 года в Фуджоу. Канрио уехал из Санбаси в порту Нисимура полный решимости изучать боевые искусства Китая. Его не испугали опасности путешествия и разлука с семьей. Он был полон решимости отомстить за смерть отца. Для внешнего мира он был просто еще одним молодым жаждущим студентом.
Синкосен отплыл из Наха. Сперва они отправились к острову Кумедзима и затем на Тайвань, бросив якорь в порту Кеелунг. Последний отрезок путешествия был вверх по реке Мин в порт Мамуи (Мавеи), который был несколькими милями ниже города Фуджоу.ф3 Они прошли таможенный контроль в порту Мамуи, затем сели в меньший по размеру корабль, который и проделал оставшуюся часть пути. Судно причалило в Таи Гунг Марау - порт в самом Фуджоу.
В 1987 году, когда я впервые приехал в Фуджоу для исследований, Ли Йи Дуан - Вице-Президент Китайской Ассоциации Вушу Фуджоу - сказал мне, приезжающие в Фуджоу высаживались в Таи Гунг Марау и расквартировывались в этом районе.ф4
Неизвестно, сошел ли Канрио Хигаонна в Таи Гунг Марау или пересел сразу же на другое судно, шедшее в Рюкю Кан.
Какая бы версия ни оказалась более точной, конечным пунктом назначения Канрио конечно же был Рюкю Кан. Он состоял из комплекса зданий, включающих простые жилища для семей, меблированные комнаты с питанием, торговые предприятия. Это был дом для окинавцев всех профессий и рангов. Но здесь имеется еще один непонятный момент. По словам Анитси Мияги, Тсёдзюн Мияги был уверен, что Канрио Хигаонна высадился из маленькой лодки вблизи места проживания окинавцев.
Это место было известно под названием Утсинаяру. Расположенное вблизи порта на реке, оно принадлежало окинавцам, а управлял им окинавец по имени Канпу Танмен. Возможно, что Рюкю Кан и Утсинаяру просто различные названия одного и того же места.
Город Фуджоу - южный регион Китая. Сегодня до него можно добраться из Гонконга на самолете за час. Климат здесь теплый и влажный, с продолжительными ливнями. От Наха до Фуджоу 445 морских миль; от Килунга, Тайвань, - 150 морских миль.
Во времена Канрио Хигаонна синкосен были единственным средством сообщения между Наха и Фуджоу и для такого вояжа требовалось семь-восемь дней.ф5
Город Фуджоу сейчас, как и в прошлые времена, является политическим, экономическим и культурным центром провинции Фуджиан. Он лежит в районе, окруженном горами со множеством рек. Бамбуковые рощи изобиловали в Фуджоу как и гадзимару - дерево на Окинаве.
Район Фуджоу очень плодородный, здесь выращивается очень высокого качества чай. Много и природных ресурсов, таких как лес, мрамор, минерал жадеит. Отсюда пошло разнообразие искусных лаковых изделий. Во времена Канрио порт Мамуи являлся всемирно известной судостроительной верфью. Самым распространенным способом перемещения в то время вокруг Фуджоу были лодки и паланкины.
По прибытии в Фуджоу Канрио Хигаонна остановился в Утсинаяру, много времени уделяя изучению окружающей обстановки и знакомясь с людьми. Когда он сказал Канпу Танмеи - управляющий домом, в котором жил Канрио - о своем страстном желании изучать боевые искусства Китая, то тот рассказал ему о великом мастере боевых искусств в Фуджоу по имени Рю Рю Ко Роси.
В те дни было трудно стать студентом в любом стиле боевых искусств. Первым шагом являлось официальное представление кандидата в студенты учителю, поэтому Канпу Танмен взял Канрио для встречи с ним. По окончании знакомства, оценив юношу, Рю Рю Ко принял его своим студентом.ф6
До начала тренировок студенту необходимо было принять клятву верности и преданности учителю, обязательство следовать его философии, принципам и правилам. Обычно на этих церемониях зажигался фимиам на алтаре школы и будущий студент обещал никогда не использовать боевое искусство, которое он изучает, не по назначению.
С этого времени Канрио Хигаонна каждый день добирался из утсинаяру к дому Рю Рю Ко. В дневное время он помогал своему учителю рубить бамбук в ближайших рощах, связывать вязанки и относить их домой. Канрио работал с прилежанием и упорством и Рю Рю Ко стал доверять ему. Только после этого он начал тренировать его и обращаться к нему как Рютсю но Тоонна (Хигаонна из Рюкю).
Рю Рю Ко жил в двухэтажном доме на берегу притока реки Мин. Когда шли сильные дожди, река выходила из берегов и затапливала первые этажи домов. Поэтому жилые помещения располагались на верхних этажах, а мастерская Рю Рю Ко на первом этаже. Тренировки проходили в саду. Семья Рю Рю Ко происходила из аристократического класса, а в то время только представители этого класса изучали боевые искусства. Рю Рю Ко учился в южном храме Шаолинь в горах провинции Фуджиан.
Из-за внутренней борьбы, которая угрожала феодальной системе, а следовательно и китайской аристократии, семья была вынуждена скрывать свое положение, чтобы выжить. По этой причине в свои молодые годы Рю Рю Ко работал каменщиком и строителем. В дальнейшем он жил за счет изготовления корзин, мебели и других предметов из тростника. В этот период Канрио Хигаонна и стал его учеником.
Рю Рю Ко был довольно известным человеком в Фуджоу, высокого роста (около шести футов). Несмотря на строгое поведение во время тренировок, он был добросердечным человеком. Говорят, что Рю Рю Ко был развит всесторонне физически, худощав, но мускулист и обладал большой силой; особенно известен его мощный захват.
Однажды, когда Рю Рю Ко и Канрио Хигаонна работали, в дверях мастерской появился молодой человек, занимающийся боевыми искусствами. Он слышал о феномене силы известного учителя и решил бросить ему вызов.
Неизвестно, обменивались они словами или нет, но молодой человек подошел к Рю Рю Ко, взял бамбуковую палку в руку, сжал ее и сломал.
Молодой Хигаонна никогда не видел такого и стоял ошеломленный, бросив работу и наблюдая за своим учителем. Рю Рю Ко ничего не сказал. Он молча взял бамбуковую палку в руки и разорвал ее. Канрио смотрел на своего учителя и не верил своим глазам, так как структура бамбука такова, что фактически ее невозможно разорвать таким образом. Молодой человек, поняв, что полностью проиграл, удалился без слов.
Канрио Хигаонна часто говорил Тсёдзюн Мияги о своем учителе, что когда Рю Рю Ко состарился, его сила все еще была феноменальной.
Желая подражать своему учителю и доставить ему удовольствие, Канрио Хигаонна в течение нескольких дней иногда делал лишь Сантсин и ходзё ундо.
Хигаонна Сенсей часто рассказывал Мияги о еще одном известном учителе в Фуджоу по имени Ван Шин Ца, который преподавал тот же самый стиль, что и Рю Рю Ко. Их двоих часто путали, но Сенсей Хигаонна объяснил отличительные черты в технике и тренировке каждого учителя. Например, Рю Рю Ко был необычно высокий мужчина и, когда он делал стойку Сантсин датси, то размеры стойки он измерял, опуская колено задней ноги к пятке передней ноги, не перемещая их; в позиции стоя его колени были на одной прямой линии по вертикали с пальцами ног.
Ван Шин Ца был гораздо ниже ростом и его Сантсин датси было шире и длиннее.
В этот период в Китае боевыми искусствами все еще занимались тайно. В начале обучения студентам не давали глубоких знаний. В этом не было ничего необычного даже для серьезных студентов, которые изучали одно или два ката в течение нескольких лет. То же самое было и на Окинаве. Мой учитель Анитси Мияги рассказал мне историю, которая объясняет одну причину, почему боевые искусства держали в секрете.
В школу боевых искусств был зачислен студент из другой провинции. По окончании этой школы он вернулся домой и стал обучать армию этой провинции тому, чему научился. Через несколько месяцев началась война между этими двумя провинциями. Победителем оказалась та, где жил студент.
Помимо всего, думая о будущем, мастера боевых искусств тщательно отбирали своих студентов и обучали в соответствии с их характером. Студент должен иметь большое желание, чистое сердце и быть преданным, а лучший из студентов становится сыном мастера.
Я думаю, что Канрио Хигаонна должен был быть человеком исключительного характера, чтобы добиться того, что он хотел. Как выходцу
с Окинавы ему в Китае было бы трудно быть принятым студентом к мастеру на любом уровне, не говоря об утси деси. Но он был принят именно таким учеником. С течением времени отношения между учителем и учеником становились все ближе и Канрио стал для Рю Рю Ко как сын.
Тсёдзюн Мияги рассказывал Анитси, что тренировки Канрио Хигаонна в Китае были вне понимания людей. В то время боевые искусства воспринимались очень серьезно и настроения занимающихся отражал это. Каждый прием отрабатывался так, как будто он был решающим.
Хотя Канрио познал лишения за годы тренировок в Китае, он остался преданным своему учителю и его процессу обучения. Он доводил себя до предела, повторяя вновь и вновь тот же прием до тех пор, пока последний не впитывался в сознание.
Так как Канрио был утси деси, то он жил на первом этаже мастерской. Пол был сделан из бамбука. В утренние часы туман с реки охлаждал его, Канрио просыпался и начинал тренировки. Позже он уходил со своим учителем в бамбуковые рощи помогать ему рубить и собирать бамбук. Каждый вечер после работы молодой студент получал инструкции от своего учителя.
Каждый день Канрио практикует ката Сантсин и ходзё ундо под пристальным оком своего учителя. Его тренировки были суровыми, особенно симе.Тсёдзюн Мияги рассказывал Анитси Мияги: ”Канрио Хигаонна синси прошел через крайние испытания на тренировках, результаты которых могли быть видны в его невероятной скорости и силе”. От сурового симе Сантсин, которое испытал сам Тсёдзюн Мияги, он понял, какие трудности перенес его учитель. Сегодня даже трудно представить суровость таких тренировок.
Регулярные занятия Канрио включали, например, уде танрен (набивка рук), уке хараи (тренировка блоков), каке (толкание руками). Затем шла не ваза (отработка приемов на земле), для этого требуется партнер. Двое студентов, обнаженных до пояса, отрабатывали многочисленные приемы на земле, такие как удушение, заломы суставов, находясь в ограниченном пространстве большого контейнера.
Для развития силы тела Канрио использовал приспособления ходзё ундо: нигири гаме (сосуды) для развития захвата пальцами, тси иси (камни на рукоятке) для развития запястье и рук, иси саси (каменные замки) для развития запястье и предплечий и так далее. Используя другие приспособления, такие как саси иси (камни большого веса), он укреплял свои суставы и все тело. После таких тренировок он практиковал ката Сантсин, концентрируясь на дыхании, а затем вновь возвращался к ходзё ундо.
В Китае в то время были разные типы тси иси. Студент начинал тренировки с легкого приспособления, а по мере наращивания силы переходил к более тяжелому. Были тси иси с длинными рукоятками для тренировок с оружием. Нигири гаме, сделанные из глины большие сосуды, наполнялись водой или песком. Студент, становясь сильнее, добавлял в сосуд воду или песок. Иси саси изготовлялись из камня в диапазоне от легкого до очень тяжелого. Студенты подбрасывали их в воздух и ловили при падении.
Таким образом Канрио развил всесторонне физическую силу. Анитси Мияги сказал мне, что эта сила, объединенная с его природными способностями, в конечном счете сделала его первым студентом Рю Рю Ко. Вероятно, первые пять-шесть лет Канрио изучал только одно ката.
После того, как он завоевал доверие своего учителя, ему объяснили все ката: Сантсин, Сайфа, Сеиюнтсин, Сисотсин, Сансеру, Сепай, Курурунфа, Сесан, Супаринпей.
В дополнение к боевому искусству без предметов Канрио изучал также традиционное китайское оружие, включая длинные и короткие мечи, бо и другие.
Обучение Сенсея Канрио не ограничивалось лишь боевыми искусствами. Рю Рю Ко преподавал ему медицину трав. Канрио научился, как пользоваться правильно лекарствами после, например, уде танрен (набивка рук), кумитэ (спарринг) или настоящего поединка.
История о медицинских познаниях Рю Рю Ко дошла до наших дней. Студент Рю Рю Ко возвращался домой в свою провинцию, по этому случаю организовали прощальную вечеринку в джонке в порту Фуджоу. Было очень весело, каждый участник напился вдоволь китайского вина. Вечеринка закончилась и все стали выпрыгивать из лодки на берег.
Студент, в чью честь были организованы проводы, уже стоял на берегу, решив проверить искусство учителя. Как только Рю Рю Ко стал приземляться, выпрыгнув из лодки, студент сделал нуките цуки (удар рукой копьем) в направлении глаз учителя. Мастер быстро отклонил голову назад во избежании удара и одновременно ударил атакующего в область мочевого пузыря. Понимая, что студент получил удар в опасное место, Рю Рю Ко предупредил его об этом, прописал ему лекарственные травы и сказал, чтобы он принимал их во избежании последствий от травмы. Студент не последовал его совету. На следующий день он уехал домой. Через три года было получено письмо с сообщением о его смерти из-за осложнений после травмы.
Так как Фуджоу было центром боевых искусств, многие известные учителя жили там. Время от времени Хигаонна представлял свою школу на показательных выступлениях и соревнованиях. Однажды в городском ресторане группа студентов этого же стиля, но другой школы, начала жаркую дискуссию со студентами Рю Рю Ко. Каждая школа заявляла, что она практикует единственно правильное искусство. Оба учителя узнали об этом диспуте и, полагая, что превосходство - лучший арбитр, решили организовать соревнование, выбрав представителей обеих школ.
На соревнованиях каждый участник выполнял ката. Последним из них был Канрио Хигаонна с ката Сантсин. Все смотрели на него очень внимательно, так как он был с Окинавы. Присутствующие удивились его высокому уровню исполнения ката. Впоследствии учитель другой школы искренне объявил о превосходстве искусства школы Рю Рю Ко.
Это соревнование принесло известность Канрио Хигаонна в Фуджоу в обществе боевых искусств. Молва достигла и окинавскую общину Фуджоу, члены которой стали очень им гордиться.
Анитси Сенсей однажды видел статью в газете о Рюкю Кан в Фуджоу. Там была фотография Рюкю Кан с группой людей, стоящих у входа. Надпись у фотографии гласила о том, что в этой группе был Еисё Накамото, а статья написана Сётатсу Накамото.
Анитси Мияги слышал о Еисё Накамото от Тсёдзюн Сенсея. Он позвонил мне и возбужденно расказал об этой статье, предположив, что автор статьи должно быть является сыном Еисё. Мы связались с мистером Накамото, который был Вице-Председателем Киндзё Кику Сёкаи (известная торговая компания), и договорились о встрече с ним.
Мы встречались несколько раз и наконец я рассказал ему о Тсёдзюн Мияги и тех историях, которые отец поведал ему о Фуджоу. Мистер Накамото подробно изложил следующую историю Анитси Сенсею и мне.
Мост Манджу соединял берега реки Мин в Фуджоу. Каждый въезд на мост охраняли два больших льва, вырезанных из камня. Человек, который осмеливался сесть на спину одного из этих львов, либо занимался боевыми искусствами, либо хотел проверить себя в поединке как сильный боец. Это было открытым вызовом сидящего на льве любому, идущему по мосту. Когда находился соперник, определялось время и место поединка.
Канрио узнал об этом обычае и решил проверить себя. Он пошел на мост и стал терпеливо ждать, сидя на одном из львов; но соперника не находилось. Кто подходил ближе, будь то простые люди или занимающаяся боевыми искусствами молодежь, видели его горящие глаза и проходили мимо, не проронив ни слова.
Этот рассказ может быть и легендой, но все равно он указывает на то, какой славой пользовался Рютсю но Тоонна среди людей.
Существует другая мифически историческая иллюстрация достижений Канрио Хигаонна. Однажды, когда закончилась тренировка, он стоял на берегу реки и охлаждался под ветерком. Неожиданно, интуитивно что-то почувствовав, Канрио прыгнул в сторону. С удивлением он увидел студента, который промчался мимо него в реку. Выбравшись из воды, тот сказал Канрио, что хотел проверить его, столкнув в реку. Сам Канрио Хигаонна не осознал, почему сделал непроизвольное движение в сторону. Такие инстинкты хорошо известны у людей, серьезно занимающихся боевыми искусствами. Канрио Хигаонна провел около 14 лет в Китае, посвятив себя изучению и практике боевых искусств и медицине трав. Затем его учитель сказал, что пришло время для Канрио возвращаться на родину.
Позже он рассказал Тсёдзюн Мияги, что хотел остаться, но все же выполнил желание Рю Рю Ко. Точная дата его возвращения неизвестна, примерно 1881 год. Он приехал на Окинаву, принеся с собой девять ката, методы тренировок, технику работы с оружием и медицину трав, которые изучил за многие годы с Рю Рю Ко Роси. Сенсей Хигаонна сказал Тсёдзюн Мияги:” Имя моего учителя - Рю Рю Ко”. Эта информация была передана Анитси Мияги, затем мне. Хигаонна Сенсей говорил своим студентам: ”Вы должны хоть один раз побывать в Китае”. Когда Тсёдзюн Мияги был на могиле Мастера, то он записал все, что было выбито на надгробии. Но все его записи погибли во время бомбежки Окинавы во Второй Мировой Войне. В настоящее время о Рю Рю Ко имеется лишь устная информация.
Глава 3
СНОВА НА ОКИНАВЕ
Канрио знал много людей с янбарусен, когда работал с отцом. Поэтому по возвращении на Окинаву ему не составило большого труда найти такую же работу. Он продолжал заниматься боевыми искусствами, но в одиночестве; он никого не учил. Канрио жил в районе Наха, известном под названием Нисимура, недалеко от порта. Место жительства в Наха-ку находилось прямо у моря. Он жил в нагая среди людей острова Агуни, которые работали в порту Наха.
После возвращения Хигаонна на Окинаву полиция часто обращалась к нему за помощью по захвату опасных преступников. Встречаясь с противником, он предпочитал технику молниеносного удара ногой, ошеломляя его и заставляя падать на землю. После чего появлялась полиция и производила арест. Люди с Окинавы иногда называли его Аси но Хигаонна (“Ноги” Хигаонна).
Свою жену Макадо он встретил на острове Ихеяджима, работая на, янбарусен. К моменту их свадьбы Макадо была беременна от другого человека. Она родила сына 15 мая 1882 года, которого назвали Кан, (взяв иероглиф “Кан” от Канрио). Ребенок был усыновлен Хигаонна и таким образом принял тсёнан.
Макадо была полностью погружена в каратэ, хотя сама и не тренировалась. Позже, когда Тсёдзюн Мияги тренировал ката в доме Сенсея Хигаонна самостоятельно, Макадо говорила ему: “Матсю, это движение неправильное, надо делать вот так” - и показывала его. Она была природным атлетом. Мне говорили, что однажды в ветреный день жена Канрио вешала на веревку белье. Неожиданно несколько вещей сдуло ветром за каменную ограду. Хотя последняя была по крайней мере футов пять в высоту, Макадо легко перепрыгнула ее и принесла белье.
Окинава известна как маленький уединенный остров в Южном Море. Из-за удаленности острова окинавцы всегда полагались на океан, чтобы достать средства к существованию. Веками они ловили рыбу в морях, торговали с иностранными государствами, импортируя и экспортируя товары и культуру. На японском языке окинавцев звали как каийо минцоку (люди моря). По необходимости они стали искусными моряками и воспитывали уважение и любовь к морю. Опыт работы Канрио Хигаонна на лодках отца сделал его великолепным навигатором. Анитси Мияги сказал мне, что искусство Сенсея Канрио так сильно уважали, что экипажи для его вояжей комплектовались очень быстро.
Он занял деньги, чтобы наполнить свою лодку товарами: керамикой, продовольствием, одеждой и предметами быта. Обычно процесс торговли с другими островами был связан с покупкой дров, которые он затем продавал по возвращении.
На острова Рюкю ежегодно обрушивались тайфуны и Хигаонна становился их жертвой по крайней мере два раза, отправляясь в плавание. Однажды в очень сильный шторм он вынужден был привязать себя к мачте лодки, чтобы его не смыло за борт. Разрушенная лодка проплыла многие мили, потеряв курс, экипаж дрейфовал целую неделю без продуктов. К счастью ему удалось найти путь назад живым и невредимым. Легенда гласит, что Канрио удовлетворял голод, жуя волокна своей одежды, сплетенной из коры бананового дерева. Тайфуны были не единственной опасностью моря. В своих путешествиях Хигаонна был вынужден прятаться от мародерствующих пиратов, камуфлируя свою лодку вблизи острова, а затем уходя от берега моря, чтобы это выглядело, как будто он только что покинул ее.
Именно тайфуны были постоянным источником лишений для Хигаонна. Дважды он терял груз. Оказавшись без средств возвратить долги, его жизнь превратилась в нужду и испытания. В конечном итоге это привело его к тому, что он отказался от такого образа жизни и начал преподавать боевые искусства.
Слава о Канрио Хигаонна опередила его возвращение на Окинаву. Многие годы тренировок в Китае в сочетании с неоспоримым искусством, хорошим характером и добрым сердцем были известны окинавцам, живущим в Фуцхоу. Возвращаясь на Окинаву, они рассказывали свои истории о великом Канрио Хигаонна и его удали в боевых китайских искусствах. Его имя особенно было известно в районе Наха Йонматси, четыре города Наха: Ицуми-цаки, Вакаса-матси, Ниси-матси и Хигаси-матси. Как только он вернулся на Окинаву, много людей пришло просить его обучать их. Сначала он отклонял все просьбы и потребовалось несколько лет, чтобы Канрио изменил свое мнение. Даже тогда он не брал никакой платы за обучение.
Точно неизвестно в каком году Канрио Хигаонна начал преподавать на Окинаве, но есть сведения, что он начал обучение боевым искусствам, закончив работать на янбарусен через несколько лет после возвращения из Китая.
Сначала Канрио давал уроки в своем доме в Нисисин-матси. Сеидзин Накамото сказал мне, что его мать Камадо (1896-1985) помнила, как в возрасте шести лет ее часто брали в дом Сенсея Канрио.
Отец Камадо, Пеитсин Удун Макиси, был близким другом Канрио Хигаонна. Одним из ярких воспоминаний Камадо были студенты, шагающие медленно по комнате туда и обратно.
До пояса на них не было одежды, они держали в руках большие сосуды, а Сенсей Хигаонна но Танмеи иногда ударял их по голым плечам.
Хотя теперь он брал студентов, суровость тренировок вынуждала многих из них очень быстро сдаваться. В повседневной жизни Канрио Хигаонна был спокойным и мягким человеком. Но во время тренировок его поведение полностью менялось, глаза становились острыми и пронзительными как у орла. Студенты даже боялись стоять с ним рядом. ф7
В апреле 1901 года (Меидзи 34) в Сюри Дзиндзё Сёгакко (начальная школа в городе Сюри) каратэ впервые было введено в общественную школьную систему Окинавы. Чтобы эффективно обучать в больших классах, нужно было кардинально изменить саму систему преподавания.
До этого каратэ преподавалось тайно. Но с включением его в школьную систему оно стало доступно всему обществу в целом и в свое время будет признано за образовательную и социальную ценность.
Начал Канрио Хигаонна преподавать в Наха Куритсу Сёгио Кото Гакко (Высшая Коммерческая Школа в городе Наха) в сентябре 1905 года (Мейдзи 38), но неизвестно, получал ли он зарплату. Я взял интервью у Сеибун Накамото, одного из студентов Канрио Сенсея в этой школе.
Он сказал, что она имела трехгодичную программу, но при ее открытии в 1905 году все студенты поступили на первый год обучения независимо от возраста. Канрио проводил занятия дважды в неделю по приглашению директора Дзюнитси Кабаяма
Когда Канрио Хигаонна преподавал Наха-тэ у себя дома, то было боевым искусством, конечная цель которого - убить противника. А обучение в Высшей Коммерческой Школе преследовало цель общего образования. Директор просил его преподавать каратэ как форму физического, интеллектуального и морального образования.
Первые два года существования школы все сто пять студентов собирались на школьном дворе для тренировок с Сенсеем Хигаонна.
Каратэ было включено в учебный план студентов на первый и второй годы обучения. На третий год был создан клуб для студентов, которые хотели тренироваться более серьезно.ф8
Одним из его новых студентов был Тсёги Йосимура (1866-1945), второй сын Удун Йосимура, который помогал Канрио Хигаонна доехать до Китая. Тсёги Йосимура был настоящим атлетом.
Его специализацией были ката Сантсин и Супаринпей, он также изучал такие боевые искусства как бодзютсу (палка), кендзютсу (меч) и бадзютсу(верховая езда), так же как сёдо (каллиграфия), котен онгаку (классическое пение) и сямисен (струнный инструмент, подобный банджо). Он был крайне талантливым человеком, который, казалось мог делать что угодно.
Другим студентом в Высшей Коммерческой Школе был Соке Ура (родился в 1895 году), закончивший ее в 1915 году. Он позже стал известным учителем сёдо.ф9
Во время интервью он сказал мне: ”Тренировки были суровыми. Хигаонна Сенсей говорил строгим голосом и был крайне серьезен, так серьезен, что я всегда был испуган - я даже не осмеливался стоять рядом с ним. Если мы не могли что-то делать надлежащим образом, он ударял нас (открытой рукой). В те дни, когда Хигаонна Сенсей отсутствовал, то его место в классе занимал Реисю Сатсима (Сакима). Иногда занятия вели Сеибун Накамото или Таицо Табара. Таицо Табара был известным студентом Хигаонна Сенсея, обладавший поразительной силой”.
Сеико Кина подтвердил это. Он сказал мне, что Табара однажды пришел в клуб каратэ Кенкю, когда отсутствовал Тсёдзюн Сенсей, и они вместе стали тренировать каке. Сеико Кина описал, как Табара чрезвычайно сильно толкнул его и он, пролетев через додзё, ударился в стену и потерял сознание.
Тренировки в Высшей Школе состояли из разминки (ходзё ундо), ката Сантсин, каке и базовый спарринг. Они не изучали свободный спарринг.
Как только студенты становились сильнее, их мастерство возрастало, то они естественно хотели проверить свою отвагу. Так как они не могли это делать в классе, то иногда занимались этим в “реальной жизни”, это называлось каке дамеси. Район Тсудзи-матси, находящийся на “неправильной стороне города”, являлся готовым местом для каке дамеси. Студенты ждали у дороги пьяного, шли рядом и ставили подножки. Если человек продолжал идти, то они не вмешивались, а если отвечал, то происходила драка.
В конце концов студентов хватали и было установлено, что они принадлежат к клубу каратэ Высшей Школы. Вследствие чего директор школы и полиция решили прекратить программу каратэ. Такое положение оставалось в течение ряда лет.
Драки не являлись единственным злом от студентов. Иногда разбивались вывески магазинов, и по крайней мере один раз была разбита и заменена вывеска на полицейском участке. Такое поведение студентов и повлияло на решение полиции, когда возник вопрос о роспуске клуба каратэ.
Много людей обучалось у Канрио Хигаонна в Высшей Коммерческой Школе в г.Наха за десятилетний период. Боевые искусства, такие как Наха-тэ и Сюри-тэ, дошли до многих выдающихся студентов. В Наха-тэ известны Тсёдзюн Мияги, Дзюхатсу Киода, Коки Сирома, Хохитсу Гуси-мияги, Реисю Сатсима, Йоситеру Икемияги, Сеибун Накамото, Соке Ура, Секо Хига, Таицо Табара, Томонори Дзитсяку, Тсёги Йосимура, Кенва Мабуни и Хоги Гусимияги.
Известность Канрио Хигаонна не ограничивалась городом Наха, многие знали о нем в г. Сюри. Человек по имени Кодзё, который тоже изучал боевые искусства в Китае в Фуцхоу, жил в Сюри. Из-за растущей репутации Канрио Хигаонна Кодзё пустил слух, что только он изучал в Фуцхоу настоящее боевое искусство и гораздо лучше, чем Канрио.
Этот слух распространялся до тех пор, пока два студента, по одному от каждого учителя, не вступили в дискуссию по этому вопросу. Никто никого не убедил и они договорились, что устроят Сантсин саибан (суд Сантсин) для разрешения спора. Председательствовал на этом суде доктор, родившийся в Кагосима и работающий в Окинава Кенритсу Бьоин (Окинавский Префектурный Госпиталь). До начала состязания доктор задал много вопросов обоим учителям, касающихся Сантсин и Сантсин симе. Он хотел хорошо подготовиться к честному судейству.
В день состязания Хигаонна и Кодзё исполняли Сантсин ката по очереди, а доктор внимательно наблюдал, принимая во внимание напряжение мускулов, стойку и дыхание, замечал каждую деталь.
Например, когда Кодзё исполнял Сантсин ката, его нижняя часть живота напрягалась в вертикальном направлении, а у Хигаонна она напрягалась закручиванием вверх по спирали, концентрируя всю силу в тандем. Его мошонка втягивалась в пах, где была защищена. После состязания доктор объявил свое решение: ката Сантсин в исполнении Хигаонна Сенсея было лучше. Об этом стало известно в Наха, а позже и на Окинаве.
В сообществе Хигаси-матси в Наха был другой “Буси”, с такой же фамилией Хигаонна, который тоже изучал боевые искусства в Фуцхоу. Его полное имя Буси Каню Хигаонна. Немного старше и крупнее, чем Канрио Хигаонна, он был известен как мастер техники “легкого тела”. Во время тренировки он ходил вокруг к





контакты
    Юридический адрес:
    169600, Россия, Республика Коми, г. Печора, ул. Социалистическая, д. 64, кв. 53;
    телефон: 89041046289;
    телефон-факс: 8 82142 71766;
    автоответчик: 882142 70321
    e-mail: romanovckie@mail.ru
Если вы пользуетесь материалом данного сайта и делитесь информацией, то ссылка на сайт обязательна.